Неизвестный № 2. Будни постреанимационной палаты

Из истории сестричества милосердия...

«Больничные» сестры милосердия – наша история, начало Службы Милосердия. Именно с них, 19 лет назад пришедших в городскую травматологическую больницу № 36, началось милосердное служение в Екатеринбурге. Православным христианкам руководство больницы доверило самый тяжелый и самый ответственный пост – палату № 303 в отделении нейрохирургии, где находятся пациенты после операций по поводу черепно-мозговых травм.

Самые разные мужчины и женщины, пожилые и молодые, после ДТП и других происшествий, с разной длительностью лечения и разной степенью травмы. Для таких больных профессиональный уход – вопрос жизни и смерти. Умыть, поменять положение, сменить постельное белье, покормить, дать лекарство, последить за капельницей, помочь в перевязке и многое-многое другое – не у каждого любящего человека найдутся силы, чтобы бессменно находиться при таком больном. Не всегда родственники могут круглосуточно дежурить у больного, да и не у каждого больного они есть. Тогда-то на помощь и приходили сестры милосердия.

В апреле 2020 года доступ в постреанимационные палаты был закрыт. Лишь одна сестра в октябре несколько раз выходила на дежурства, а затем всю больницу перепрофилировали под ковидных больных. То есть теперь один из сестринских постов-ветеранов, к сожалению, бездействует.

Недавно мне в руки попали журналы, в которых сестры милосердия вкратце описывали, как прошло их дежурство, ухудшилось или улучшилось состояние больных. Это скромные записи, сделанные в редкие минуты, когда не нужно кормить, переворачивать больных, менять памперсы или следить за состоянием трахеостом. Каждая начинается со слов «Господи, благослови!» и заканчивается благодарностью «Слава Богу за всё!», потому что в начале и конце каждой смены сестры молятся.

«Ноябрь. Господи, благослови!
Утром в палате трое болящих. Состояние Г. прежнее. К нему приехал брат и до вечера его мыл, чистил, массировал. Но делает он все очень резко, многим недоволен. Заметно, что такое его настроение передается больному. Постаралась объяснить.

Неизвестный № 1 находится в больнице три месяца. Состояние прежнее, то есть пациент находится без сознания. Приехала «сестра», которая пытается всех убедить, что это ее брат. Привезла фотографии, но пациент на брата совершенно не похож. Хочет забрать его домой, чтобы ухаживать. Уговаривала ее не торопиться.

Накануне поступил очередной Неизвестный № 2 с ушибом головного мозга. Молодой человек, 30 лет. На бомжа не похож, с ухоженной бородкой. Говорит очень невнятно, называет себя «Вася». После завтрака ему стало хуже. Слава Богу за всё».

Глаз у сестер милосердия наметан, они понимают своих молчащих, мычащих и даже находящихся без сознания подопечных с полувзгляда. Но и переживания родственников тоже понятны: они столкнулись с внезапной бедой, еще вчера их близкий человек спокойно уехал в рейс или поехал на дачу в электричке или просто пошел в магазин. А сегодня это человек, стоящий на грани жизни и смерти. Страх, беспомощность… Сестры не просто помогают в уходе, но и утешают, подсказывают, как принять произошедшее.

«Декабрь. В палате пятеро больных.
Неизвестного № 1 все же забрала «сестра». Она сделала генетическую экспертизу, но забрала, так и не дождавшись результатов.

Неизвестный № 2 теперь называет себя не «Вася», а «Дима». Психиатр после консультации сказала, что он, скорее всего, сбежал из какого-нибудь психо-неврологического интерната. Говорит бессвязно, неразборчиво, то улыбается, то кричит, то матерится.

Поступил молодой человек Евгений крепкого телосложения. Лежит и улыбается. Говорить трудно, и не только из-за трахеостомы. С пониманием тоже проблемы. Постоянно пытается встать, выдергивает трубочку из катетера, не слушается. Аппетит у него отличный. Сестры! Пожалуйста, не перекармливайте его, у него нет чувства меры.

Больной Г. без улучшения, даже можно сказать, что состояние ухудшается. Вид у него страшный. К нему снова приезжал брат. Опять был в возбужденном состоянии: кинулся менять салфетки на трахеостоме, действовал резко, поэтому я его остановила и сказала, что всё сделают медсестры. Он раскричался, чуть с кулаками не полез.

Накануне поступил Александр. После травмы и операции находится в возбужденном состоянии. Разговаривает грубо, с матом. Попросила не материться, а он сказал, что не умеет по-другому говорить. Отказывается есть. Непрерывно просит сигарету и выпивку. Эти два сильнейших желания полностью им владеют. Сегодня с утра был в мирном расположении духа, неожиданно вежливый. А когда мы ходили на молебен, то одна из родственниц другого пациента дала ему покурить. К вечеру опять начал грубить и материться».

Пациенты поступают, переводятся в палаты, сопровождаются на процедуры, выписываются. Замечаю запись «температура нормальная – 37.0». Пролистываю журнал и понимаю, что да, для таких больных это в пределах нормы, потому что у большинства под 38 и даже бывает 40 градусов. Здесь другие нормы. Нормально целый день слышать мат и пытаться сосредоточиться на своих обязанностях и молитве. Нормально не бояться гноя из-под повязки, наблюдать за тем, как затягиваются или увеличиваются («на глаз даже видно») пролежни. Нормально отмывать пациента, кровать и палату после привычного поноса. Оказывается, сестринские будни в больнице остро пахнут и вообще полны острых ощущений. Но сестры уже привыкли и даже почерк в журнале, которым они все описывают, разборчив, спокоен и иногда даже красив.

«Апрель. Светлая Седмица! Христос воскресе!
Больной Г. без изменений. Он здесь уже шесть месяцев. Наконец-то его забрал брат». Примечание к записи: «До дома брат его не довез. Г. умер по дороге».

Горько, когда все усилия врачей и персонала не помогают, когда человек все же умирает, уходит. Но другие пациенты не дают унывать. Нужно быть всегда собранным и внимательным. Даже те пациенты, которые едят и пьют самостоятельно, также требуют внимания, потому что могут подавиться в любой момент или просто схитрить, сложив всю пищу за щеку и ничего не проглотив. А кто-то не может есть из-за переживаний.

«Июнь. Поступила женщина с огромной грыжей. Зовут Тина. Отчество грузинское, фамилия молдавская. В сознании, но очень страдает и из-за грыжи, и из-за детей, которые ждут ее в Грузии. Здесь она работала на рынке, чтобы обеспечить семью.

Сергей вчера ночью сходил под себя и весь вымазался, как кремом. Помыла его. С головой у него пока плохо, видно, что он переживает из-за этого. Сегодня после обеда рвался встать и куда-то пойти, просил выпить. Меня всячески выругал, выматерил, кричал, что он «вор в законе», и тут же стал умолять выпить. Всячески его успокаиваю.

Сегодня приходил батюшка. По просьбе матери В., которая хочет его пособоровать. Остальные тоже изъявили желание собороваться, попросили крестики. Кроме таджика Н., естественно».

«Август. Сергею уже лучше. Больше нет слабости до обмороков, нет приступов агрессии и психоза, когда он трубки из себя вырывал. Можно сказать, что совершенно пришел в разум. Вместо мата звучит благодарность. Поел почти самостоятельно. Температура нормальная».

Сестры помогали людям терпеть боль и превозмогать печаль, а иногда и отчаяние. Им часто приходилось утешать самих подопечных и их родных. Приходилось и провожать уходящих в иной мир. Всего в постреанимационной палате несли свое служение 15 сестер милосердия и 2 брата.

Сегодня кто-то из сестер перешел в Патронажную службу, кто-то помогает нуждающимся в Центре гуманитарной помощи. Легендарная Елена Федоровна в свои 80 лет с небольшим хвостиком все же ушла на заслуженный отдых.
Жизнь продолжается и слава Богу за всё!

Ксения Кабанова

Приглашаем всех желающих 5 и 6 февраля в Школу по уходу за тяжелобольными людьми. Участие бесплатное.
Занятия пройдут в пятницу 5 февраля (начало в 19:00) и субботу 6 февраля (начало в 11:00) на территории Успенского собора на ВИЗе. Запись по телефону диспетчера Службы Милосердия: 200-07-04.
Поддержать действующих сестер милосердия

Читайте в тему:

Второе рождение

Начало недели в постреанимационной палате

Небезнадежен! Истории от сестры милосердия постреанимационной палаты

05 февраля 2021г.
Просмотров: 240