Год на Родине. Продолжение истории бывшего бездомного из Нью-Йорка

Подопечный...

Помните историю бывшего эмигранта Александра, который вернулся в Россию и оказался подопечным Службы помощи бездомным? Без малого год прошел с момента нашего первого знакомства. Первого, потому что с первого раза человек иногда не готов раскрыться, обнажить свою боль, проблемы, страхи, надежды. Тогда он лишь кратко поведал о своей попытке «жить, следуя американской мечте» и о возвращении на Родину. Мы расстались, когда специалисты Службы помощи бездомным устроили его в Центр социальной адаптации в поселке Лебяжье.

Когда мы впервые разговаривали с ним, он пожаловался, что ему непривычно и одиноко. По сравнению с американскими приютами для бездомных и социальными больницами российский центр адаптации его шокировал невозможностью уединиться, неожиданными стычками с соседями и собратьями по несчастью. Сын совсем перестал выходить с Александром на связь. «Выручала» водка, из-за которой он вновь оказался на улице и вновь позвонил в Православную Службу Милосердия. Так мы познакомились второй раз.

– Родился в Красноуфимске. После армии переехал в Екатеринбург, окончил факультет финансового учета СИНХа. Работал заместителем, а затем директором столовой в Екатеринбурге, после работал заместителем начальника отдела сбыта в Виншампанкомбинате. Во времена так называемой перестройки, как и многие в то время, начал активно зарабатывать, открыв частный бизнес: занимался доставкой винных продуктов и фруктов с Северного Кавказа. Вот тогда-то и появилась возможность съездить в Америку.

Съездил несколько раз. А когда в 2002 году в бизнесе начались проблемы, то решился переехать окончательно в район Брайтон-Бич. Нужно было кормить семью, высылать им деньги. Да и сама жизнь на Брайтоне мне нравилась.

10 лет Александр работал поваром в одном из элитных ресторанов русской кухни. Целый день круговерть дел и встреч, а вечера тихие и одинокие, так как семья была далеко. В России подрастала приемная дочка, которую Александр всегда считал родной. Ради нее и жены нужно было развивать карьеру, которая, возможно, поддержит и его, и дочь, и жену. Но в одночасье эта самая карьера рухнула, когда Александр заболел воспалением легких.

– Диагноз мне поставили за три дня до Нового года. Нужна была срочная госпитализация, чтобы избежать осложнений. Но директор ресторана поставил условие – либо отрабатываешь Новый год, либо увольнение. Конечно, я вышел на работу и отработал все эти три дня. А 1 января, доехав до госпиталя, потерял сознание прямо у дверей больницы. Из-за несвоевременного обращения за медицинской помощью случился отек легких.

После операции я лежал в палате с трахеостомой. Встать не могу, говорить не могу. Попросил русскоговорящего врача позвонить в Россию жене, чтобы сообщить ей о случившемся. Разговор шел по громкой связи, я все слышал. Жена, выслушав доктора, спросила: «Он и правда так плох?» – «Да, за ним нужен постоянный уход». Она немного помолчала, а потом сказала: «Такой он нам не нужен. Простите». Я очень долго не мог осознать, что слова жены – правда.
После выписки я шесть лет провел в реабилитационных центрах на острове Рузвельта и в православном приюте для бездомных на Брайтоне, а потом решил вернуться в Россию, чтобы дожить и быть похороненным на родной земле.

Однажды, еще находясь в американском реабилитационном центре, Александр получил посылку из России, отправителем которой была национальная служба взаимного поиска людей «Жди меня» на «Первом канале». Оказалось, что младший сын Александра от первого брака обратился в программу, чтобы найти отца. Поэтому мужчина возвращался не просто домой, но и к сыну, который уже снял для него квартиру и выражал радость по поводу предстоящей встречи.

– Это потом я осознал, что сын думал, что у меня есть накопления, и я смогу поддержать его. А потом он понял, что от меня толку в этом смысле мало, и пропал. Квартиру оплачивал я. А когда хозяева попросили ее освободить, то снова оказался на улице уже в России. Тут мне пригодился телефон Службы Милосердия.

Еще до отъезда в Россию Александру дали контакт сестры милосердия Татьяны Ананьиной, которая согласилась его встретить и помочь с оформлением документов. По приезде мужчина решил не беспокоить ее и первое время держаться сына. Но когда спустя месяц понял, что на сына мало надежды, он позвонил сестре милосердия и попросил о помощи. И вот теперь, когда прогнали из Лебяжьего за выпивку, Александр снова позвонил Татьяне, которая и помогла устроиться в Дом для бездомных.

Дом для бездомных – это Центр социальной адаптации для бездомных. Проект Православной Службы Милосердия реализуется при поддержке Фонда президентских грантов с февраля 2020 года. Проживать в Доме реабилитант может до полугода. За это время ему помогают восстановить документы или утерянные социальные и родственные связи, вернуться домой, если таковой есть, найти работу. А если человек нетрудоспособен, устроиться в государственный дом престарелых.

В Доме для бездомных Александр живет чуть больше полугода. По отзывам руководителя проекта Константина Бунина, Американец (так называют Александра другие жители Центра) ведет себя сдержанно, в конфликтные ситуации не вмешивается, за что все и относятся к нему с уважением. Сразу после окончания карантина он намерен устроиться в дом для престарелых, а также лечь в больницу, чтобы проверить работу кардиостимулятора.

– Есть ли желание вернуться в Америку?
– Вернуться никогда не поздно, – говорит Александр, – тем более, там есть женщина, с которой у меня очень хорошие отношения. Но все-таки я не оставляю надежду устроиться здесь, в России. Как один из классиков сказал: человек может жить там, где ему нравится, но умирать должен на Родине.

По всем вопросам, связанным с реализацией проекта помощи бездомных «Дорога к дому», а также с предложениями о сотрудничестве обращайтесь по телефону диспетчера Службы Милосердия в Екатеринбурге (343) 200-007-04.

03 July 2020г.
Просмотров: 418