Особенные дети – всем нам дар

В поддержку семей, воспитывающих детей-инвалидов...

Самая большая боль родителей особых детей – это тема ухода родителей. Как жить особому ребенку, когда, например, ему 40 лет, и он остается сиротой? Одна из главных задач «Дориды» (начало рассказа о которой читайте тут), общества помощи людям с расстройствами аутистического спектра, – организация дальнейшего жизненного маршрута особых детей и поддержка таких семей. Каждый такой маршрут индивидуален, но есть и то, что объединяет их так же сильно, как болезнь детей, – это храм.

Семьи с аутичными детьми искали храм, где бы им было комфортно. Однажды встреча с таких храмом и с настоятелем, готовым их поддержать, все же произошла, и с тех пор родителей и священника объединяет совместный труд.

– У нас в приходе бэби-бум, много многодетных семей. И я думаю, это результат общения с аутичными детьми, – рассказывает настоятель храма во имя святого мученика Иоанна Воина в городе Березовском иерей Вадим Журилин, который окормляет общество «Дорида». – Когда мы только начали свое общение, руководитель «Дориды» Елена Викторовна сказала: «Где нас привечают, там и дети рождаются». Сначала я скептически это воспринял, но на деле так и вышло.

Общение с особыми людьми как-то по-особому действует на окружающих. Дело в том, что современная семья находит множество причин, чтобы отказаться от чадородия. Кого-то не устраивают жилищные условия, кто-то машину еще не поменял. И вот люди видят такие семьи (а они же все очень крепкие) и то, что эти родители не бросают друг друга, сохраняют семью, и это производит впечатление на всех окружающих. Те, кто по каким-то причинам не хотели иметь детей, видят, какая сильная любовь существует даже к таким деткам. Они думают: «А что ж здорового ребенка-то не родить?».

Работать с особыми семьями очень важно и интересно. Они приезжают ко мне на исповедь и причастие (и детки, и родители участвуют в Таинствах). В нашем приходе уже все знают об особенностях детей. Раньше мы служили с ними Божественную Литургию в будни, когда народу поменьше. А сейчас и по субботам служим. Дети эти выражают свои эмоции непривычным образом, могут в ладоши захлопать, запрыгать, закричать во время богослужения. В других храмах, бывало, прихожане, не зная этих особенностей, неадекватно на все это реагировали, делали замечания. Теперь уже все друг к другу привыкли.

После службы по сложившейся традиции мы идем в трапезную, где беседуем, обсуждая специфичные ситуативные вопросы, связанные с воспитанием таких детей. Основной их родительский страх – что будет с детьми после их смерти, кому будут нужны их дети? И они добиваются от государства определенных решений по этому вопросу.

Особенные дети – это воплощение любви. Я не видел в их отношениях злобы или осуждения, какие бывают у обычных людей. Они не имеют стыда, стеснения. Например, нравится аутичному ребенку играть в компьютер, и он понять не может, почему это плохо или кому-то это не нравится. Он получает удовольствие и не скрывает этого. Это мы тщательно скрываем свои грехи, а они не скрывают. Если, допустим, мальчику нравится девочка, он с ней сразу знакомится, так как хочет подружиться. Знакомится без стыда и стеснения, потому что намерения и чувства его чисты. Подходит и просто говорит: «Ты мне нравишься, я хочу с тобой познакомиться». Или понравилось ему песнопение во время службы – он хлопает в ладоши и ему не важно, кто что подумает.

Любой ребенок – это всегда дар. А особенные дети – это дар всем нам. Когда Господь встречает слепорожденного, у Него спрашивают: «Вот он родился слепым, кто согрешил – он или его родители?». Потому что раньше было такое понятие, что болезнь – это следствие греха. И Господь отвечает: «Ни он не согрешил, ни его родители». Он родился слепым, чтобы Бог явил чудо. И самое главное – это чудо любви. Если родитель любит своего здорового ребенка – это естественно. Особого ребенка нужно сначала принять и учиться принимать его каждый день, каждый год. Поэтому, когда родители воспитывают своего особого ребенка, они каждый день подтверждают свою человечность. А подтверждаем ли ее мы с вами, когда встречаем таких детей?

Есть такая поговорка: «В семье не без урода». «Урод», потому что таким уродился. Сегодня возможность рождения особого ребенка пугает, беременным навязывают «тесты на уродство», чтобы можно было как можно раньше избавиться от такого нежеланного урода. А когда-то в России появление особых детей в семье вызывало совсем другие эмоции: особые дети, как правило, становились молитвенниками за всю семью. Диагнозов не ставили, поэтому человека просто принимали таким, каким он уродился. А в Спарте были другие ценности, поэтому общество, которому нужны были только воины, сбрасывало в море больных и хилых детей. Также калек и инвалидов уничтожали в фашистской Германии. И все же такое злое отношение к особым людям – это исключение в древних культурах, а не правило, как сегодня. Находят же археологи остатки древних людей, которые умерли от старости, за ними кто-то ухаживал, у них в обществе была особая миссия.

Вот и мы, христиане, должны это понимать: раз они рождаются, значит, так Богу угодно и значит это необходимо нам для спасения. И родительская боль, и страх «что станет с моим больным ребенком, когда меня не станет» упирается именно в зрелость общества, в его ответственность или безответственность перед Богом за своих детей.

Беседовала Светлана Казакова.

Читайте в тему:

Я знаю, моя дочь сильнее многих

Исцелить душу с помощью инструкций невозможно

29 ноября 2019г.