Без маски и барьеров. Журналист на время стал добровольцем Автобуса милосердия. Часть 2

Представляем вашему вниманию вторую часть материала журналиста Семена Чиркова (информационный портал LIFE66), ставшего на время добровольцем Автобуса милосердия Православной Службы Милосердия.


Семен Чирков

19 декабря, в международный день борьбы с нищетой, Лайф решил рассказать о тех, кого многие не замечают. А заметив, обходят стороной по широкой дуге. Наша история – о нищих, у которых нет совсем ничего, кроме собственной жизни, и о людях, которые помогают им не умереть от холода и голода.

Франтовый Володя и непьющий Боря

Новый посетитель Автобуса на удивление чист. Одет в меховую ушанку и темно-серое длинное пальто. Бродягу в нем выдает большая грязная сумка из клетчатой клеенки.

– Спиренков! – называет себя он.

– Как? – в Автобусе шумит дизельная печка, а с дикцией у многих бродяг неважно, так что я переспрашиваю несколько раз, прежде чем забить нужную фамилию в поисковик базы.

«Владимир Спиренков, 58 лет. Живёт на вокзале. Причины бродяжничества неизвестны», – выдает программа. Если причины неизвестны, это значит, что бездомный по каким-то причинам не хочет или не может о них рассказать. Но есть три самых распространенных причины, из-за которых люди оказываются на улице: ссора с родными, пожар и обман мошенников.

– Я куртку зимнюю хочу. Пальто не хочу. Не нужно мне оно. Заберите! – Владимир канючит, как ребенок.

Его капризный, чуть плаксивый тон идет вразрез с внешним видом.

– Да что ты, Володя. Хорошее же пальто у тебя. Или тебе холодно? Так давай я тебе кофту или свитер какой-нибудь подберу? – участливо расспрашивает сестра Лариса.

– Не надо. Пальто заберите. Меня в нем на вокзале засмеяли. Сказали, что на старика похож. А я не старик еще, – гнет свое Володя.

– Да где же я тебе курку зимнюю возьму? Нет у нас сегодня курток, – сестра Лариса разводит руками.

Мужских пуховиков и курток в Автобусе действительно нет. Люди в последнее время вообще неохотно жертвуют такую одежду. В этом и проблема.

– Есть ведь тулуп! Дайте его мне! – указывает Володя на дубленку.

– Так она же не мужская, а женская, – возражает сестра Лариса.

– Я хочу примерить! – настаивает Володя.

Он стаскивает с себя пальто и облачается в дублёнку. А потом довольный направляется к выходу.

– Постой! – окликает его сестра Лариса.

Когда Владимир оборачивается, она повязывает ему шарф и застегивает дубленку. Он уходит довольный. Пальто остается в автобусе.


Франтоватый Володя сменил пальто, которое, как он заявил, его "старит", на дубленку. И неважно, что она женская

И этой одежде тут же находится новый хозяин – следующий посетитель, бродяга Борис Закиров.

Он садится на скамью, зябко ежась в своей тощей телогрейке.

– Мне б обувь. Совсем ботинки прохудились.

– У нас есть только фетровые боты «прощай молодость». Подойдёт?

Закиров соглашается. Переобувшись, он надевает пальто, оставленное франтоватым бомжом Володей. И сразу преображается во вполне приличного, чуть изможденного человека. Увидишь такого – и не поймешь, что перед тобой тот, кто беспробудно пил, не работал, получил инсульт, а потом, задолжав за коммуналку, лишился жилья. Поддался на уговоры мошенников, которые пообещали решить его финансовые проблемы, а в итоге – скупили жилье по дешевке и выгнали уже бывшего хозяина на улицу.

– Ты не пьешь сейчас, Боря? – строго спрашивает сестра Лариса.

– Нет, работу ищу, – отвечает он. – Да только беда. Пошел тут в одно место, где у меня документы были спрятаны. Проверил – нету! Украли. И что сейчас делать? В полицию пойду, наверное.

– Эх, Боря… Сходи уж. Не получится там, возвращайся. Попробуем помочь. А это дело небыстрое.

Кража и потеря документов – одна из причин, по которой бездомные не могут снова вернуться в общество. Оно их не принимает, потому что живёт по принципу «без бумажки, регистрации ты – никто, букашка».

– А бывают ещё трудовые мигранты, – рассказывает водитель Автобуса милосердия Андрей Борисович. – Обычно это жители деревень и городков, где совсем нет работы. Они попадаются на удочку мошенников. Аферисты за деньги дают им адрес, где «точно возьмут на вахту». Наивные люди приезжают, но их никто не ждет! Возвращаться – стыдно. Или не на что. Вот они и начинают мыкаться по вокзалам, пополняя ряды бездомных. Таких мы спрашиваем – нужно ли помочь вернуться домой. И помогаем. А тех, кому по-настоящему плохо, кому некуда идти, мы отправляем в ребцентры и приюты. Если там есть места.

Они – люди. Они хотят есть, чтобы жить. И это главное.

В семь вечера Автобус милосердия паркуется за северным автовокзалом, рядом с водонапорной башней. В салоне Автобуса я и ещё две девушки, записавшиеся в добровольцы, готовы под руководством сестры Ларисы раздавать еду, которую уже ждут больше десятка бродяг. Они толкутся на морозе, но в дверь не стучат. Знают, что раздача скоро начнётся.

Мы в быстром темпе – prestissimo! бродяги замерзают! – начинаем резать хлеб на ломти толщиной в два пальца и раскладывать из пластикового ведра по одноразовым мискам сдобренные маслом макароны. Плюсом к этому благотворительному пайку полагается булочка и стакан компота. Всего 80 порций.

Когда первая партия готова, сестра Лариса открывает заднюю дверь автобуса и начинает выдавать еду. Бродяги жадно хватают угощение и быстро скрываются в темноте, уступая место другим. Стремительный конвейер по раздаче пищи останавливается минут через семь. Отоварили всех, кто тянул с улицы свои красные, обмороженные руки со сбитыми, обломанными, черными ногтями. Всех несчастных, кто сможет хоть на чуть-чуть, но утолить свой голод.

Но скоро их место займут другие.


Они – люди. Они хотят есть, чтобы жить. И это главное

– А где они едят? – спрашиваю я, когда первая волна обездоленных заканчивается.

– Кто-то на автовокзал уходит. Кто-то еще куда, – отвечает сестра Лариса. – Прямо возле Автобуса не ест никто. Холодно же.

– И никто не говорит: «Фу! Не буду макароны!»?

– Господь с тобою! Они еще добавки просят.

В дверь тем временем начинают стучать. Пришла новая волна голодных.

Раздавая еду, я цинично думаю: «А зачем все это? Не плодят ли таким образом добровольцы армию иждивенцев, которые, точно аквариумные рыбки, каждую среду и пятницу исправно собираются возле водонапорной башни, зная, что приедет Автобус и они получат свою пайку?»

Я убираю со стола хлебные крошки и формулирую свой вопрос так, чтобы не обидеть сестру Ларису, которая вот уже пять лет помогает бездомным.

– Крошки не выбрасывай. Крошки – птичкам, – говорит сестра Лариса. – Они поедят и полетят по своим делам. И мне хорошо, и Богу.

– А бездомным Вы помогаете точно так же?

– Им-то? Конечно. Это ж мне нужно. Я ведь вижу, как они страдают. Что они – в беде. И мне нужно что-то сделать. Чтобы им стало легче. Хотя бы чуть-чуть. Они ведь – люди. И это – главное.

Благодарим портал Лайф и журналиста Семена Чиркова за внимание к проблемам бездомных и жизни Автобуса Милосердия!

Стать добровольцем Автобуса милосердия

Дорогие друзья! С 11 по 16 января 2017 года на выставке «Русь крещеная, Святая…» Православная Служба Милосердия проведет благотворительную акцию «С миру по нитке». Где каждый желающий сможет протянуть руку помощи нуждающимся людям и помочь не замерзнуть бездомным этой зимой. Ждем добровольцем и благотворителей. Подробности здесь.

Опубликовано: 10.01.2017
Просмотров: 869
Понравилось:0

У Камиля Хасанова трижды останавливалось сердечко. Он любит лошадей и хочет гулять. Сбор на реабилитацию – 100 100 рублей
Помочь!
Подарить осенний выезд «За други своя» ребенку из малоимущей семьи. Сбор – 50 000 рублей
Помочь!
Уже ходит с опорой, ползает и все понимает... Поможем Буруновым поскорее поставить сына на ноги. До первых шагов совсем немного. Осталось собрать 34 394 руб.
Помочь!
Яндекс.Метрика