Без маски и барьеров. Журналист на время стал добровольцем Автобуса милосердия. Часть 2

Представляем вашему вниманию вторую часть материала журналиста Семена Чиркова (информационный портал LIFE66), ставшего на время добровольцем Автобуса милосердия Православной Службы Милосердия.


Семен Чирков

19 декабря, в международный день борьбы с нищетой, Лайф решил рассказать о тех, кого многие не замечают. А заметив, обходят стороной по широкой дуге. Наша история – о нищих, у которых нет совсем ничего, кроме собственной жизни, и о людях, которые помогают им не умереть от холода и голода.

Франтовый Володя и непьющий Боря

Новый посетитель Автобуса на удивление чист. Одет в меховую ушанку и темно-серое длинное пальто. Бродягу в нем выдает большая грязная сумка из клетчатой клеенки.

– Спиренков! – называет себя он.

– Как? – в Автобусе шумит дизельная печка, а с дикцией у многих бродяг неважно, так что я переспрашиваю несколько раз, прежде чем забить нужную фамилию в поисковик базы.

«Владимир Спиренков, 58 лет. Живёт на вокзале. Причины бродяжничества неизвестны», – выдает программа. Если причины неизвестны, это значит, что бездомный по каким-то причинам не хочет или не может о них рассказать. Но есть три самых распространенных причины, из-за которых люди оказываются на улице: ссора с родными, пожар и обман мошенников.

– Я куртку зимнюю хочу. Пальто не хочу. Не нужно мне оно. Заберите! – Владимир канючит, как ребенок.

Его капризный, чуть плаксивый тон идет вразрез с внешним видом.

– Да что ты, Володя. Хорошее же пальто у тебя. Или тебе холодно? Так давай я тебе кофту или свитер какой-нибудь подберу? – участливо расспрашивает сестра Лариса.

– Не надо. Пальто заберите. Меня в нем на вокзале засмеяли. Сказали, что на старика похож. А я не старик еще, – гнет свое Володя.

– Да где же я тебе курку зимнюю возьму? Нет у нас сегодня курток, – сестра Лариса разводит руками.

Мужских пуховиков и курток в Автобусе действительно нет. Люди в последнее время вообще неохотно жертвуют такую одежду. В этом и проблема.

– Есть ведь тулуп! Дайте его мне! – указывает Володя на дубленку.

– Так она же не мужская, а женская, – возражает сестра Лариса.

– Я хочу примерить! – настаивает Володя.

Он стаскивает с себя пальто и облачается в дублёнку. А потом довольный направляется к выходу.

– Постой! – окликает его сестра Лариса.

Когда Владимир оборачивается, она повязывает ему шарф и застегивает дубленку. Он уходит довольный. Пальто остается в автобусе.


Франтоватый Володя сменил пальто, которое, как он заявил, его "старит", на дубленку. И неважно, что она женская

И этой одежде тут же находится новый хозяин – следующий посетитель, бродяга Борис Закиров.

Он садится на скамью, зябко ежась в своей тощей телогрейке.

– Мне б обувь. Совсем ботинки прохудились.

– У нас есть только фетровые боты «прощай молодость». Подойдёт?

Закиров соглашается. Переобувшись, он надевает пальто, оставленное франтоватым бомжом Володей. И сразу преображается во вполне приличного, чуть изможденного человека. Увидишь такого – и не поймешь, что перед тобой тот, кто беспробудно пил, не работал, получил инсульт, а потом, задолжав за коммуналку, лишился жилья. Поддался на уговоры мошенников, которые пообещали решить его финансовые проблемы, а в итоге – скупили жилье по дешевке и выгнали уже бывшего хозяина на улицу.

– Ты не пьешь сейчас, Боря? – строго спрашивает сестра Лариса.

– Нет, работу ищу, – отвечает он. – Да только беда. Пошел тут в одно место, где у меня документы были спрятаны. Проверил – нету! Украли. И что сейчас делать? В полицию пойду, наверное.

– Эх, Боря… Сходи уж. Не получится там, возвращайся. Попробуем помочь. А это дело небыстрое.

Кража и потеря документов – одна из причин, по которой бездомные не могут снова вернуться в общество. Оно их не принимает, потому что живёт по принципу «без бумажки, регистрации ты – никто, букашка».

– А бывают ещё трудовые мигранты, – рассказывает водитель Автобуса милосердия Андрей Борисович. – Обычно это жители деревень и городков, где совсем нет работы. Они попадаются на удочку мошенников. Аферисты за деньги дают им адрес, где «точно возьмут на вахту». Наивные люди приезжают, но их никто не ждет! Возвращаться – стыдно. Или не на что. Вот они и начинают мыкаться по вокзалам, пополняя ряды бездомных. Таких мы спрашиваем – нужно ли помочь вернуться домой. И помогаем. А тех, кому по-настоящему плохо, кому некуда идти, мы отправляем в ребцентры и приюты. Если там есть места.

Они – люди. Они хотят есть, чтобы жить. И это главное.

В семь вечера Автобус милосердия паркуется за северным автовокзалом, рядом с водонапорной башней. В салоне Автобуса я и ещё две девушки, записавшиеся в добровольцы, готовы под руководством сестры Ларисы раздавать еду, которую уже ждут больше десятка бродяг. Они толкутся на морозе, но в дверь не стучат. Знают, что раздача скоро начнётся.

Мы в быстром темпе – prestissimo! бродяги замерзают! – начинаем резать хлеб на ломти толщиной в два пальца и раскладывать из пластикового ведра по одноразовым мискам сдобренные маслом макароны. Плюсом к этому благотворительному пайку полагается булочка и стакан компота. Всего 80 порций.

Когда первая партия готова, сестра Лариса открывает заднюю дверь автобуса и начинает выдавать еду. Бродяги жадно хватают угощение и быстро скрываются в темноте, уступая место другим. Стремительный конвейер по раздаче пищи останавливается минут через семь. Отоварили всех, кто тянул с улицы свои красные, обмороженные руки со сбитыми, обломанными, черными ногтями. Всех несчастных, кто сможет хоть на чуть-чуть, но утолить свой голод.

Но скоро их место займут другие.


Они – люди. Они хотят есть, чтобы жить. И это главное

– А где они едят? – спрашиваю я, когда первая волна обездоленных заканчивается.

– Кто-то на автовокзал уходит. Кто-то еще куда, – отвечает сестра Лариса. – Прямо возле Автобуса не ест никто. Холодно же.

– И никто не говорит: «Фу! Не буду макароны!»?

– Господь с тобою! Они еще добавки просят.

В дверь тем временем начинают стучать. Пришла новая волна голодных.

Раздавая еду, я цинично думаю: «А зачем все это? Не плодят ли таким образом добровольцы армию иждивенцев, которые, точно аквариумные рыбки, каждую среду и пятницу исправно собираются возле водонапорной башни, зная, что приедет Автобус и они получат свою пайку?»

Я убираю со стола хлебные крошки и формулирую свой вопрос так, чтобы не обидеть сестру Ларису, которая вот уже пять лет помогает бездомным.

– Крошки не выбрасывай. Крошки – птичкам, – говорит сестра Лариса. – Они поедят и полетят по своим делам. И мне хорошо, и Богу.

– А бездомным Вы помогаете точно так же?

– Им-то? Конечно. Это ж мне нужно. Я ведь вижу, как они страдают. Что они – в беде. И мне нужно что-то сделать. Чтобы им стало легче. Хотя бы чуть-чуть. Они ведь – люди. И это – главное.

Благодарим портал Лайф и журналиста Семена Чиркова за внимание к проблемам бездомных и жизни Автобуса Милосердия!

Стать добровольцем Автобуса милосердия

Дорогие друзья! С 11 по 16 января 2017 года на выставке «Русь крещеная, Святая…» Православная Служба Милосердия проведет благотворительную акцию «С миру по нитке». Где каждый желающий сможет протянуть руку помощи нуждающимся людям и помочь не замерзнуть бездомным этой зимой. Ждем добровольцем и благотворителей. Подробности здесь.

Опубликовано: 10.01.2017
Просмотров: 668
Понравилось:0

Тишина без детского смеха и топота ножек... Поможем Богдану Батракову поскорее справиться с болезнью и догнать сверстников
Помочь!
Ежеминутный контроль сахара в крови... Жизнь Маши Приходкиной без преувеличения зависит от работы инсулиновой помпы. Поможем приобрести расходные материалы для прибора
Помочь!
Изо всех сил заговорить! Осталось три года, чтобы успеть победить болезнь. Поможем Лизе Суворовой поскорее попасть на лечение
Помочь!
Яндекс.Метрика