Ограда Церкви социально не защищает

Все мы – потенциальные бездомные. Часть вторая...

Продолжаем беседовать об актуальной бездомности с руководителем Службы помощи бездомным Константином Буниным. В первой части Константин поясняет, почему миллениалы, живущие в кредит, работающие во фриланс-режиме, арендующие жилье и машины, являются потенциальными бездомными. Сегодня обсудим еще одну категорию граждан, рискующих в определенный момент оказаться если не на улице, то в числе социально незащищенных.

– Есть меткое народное выражение – сапожник без сапог. Вот и люди, которые посвящают жизнь служению милосердия, помогающие малоимущим, нуждающимся, кризисным подопечным, сами, к сожалению, не защищены от актуальных проблем современности и от бездомности в том числе.

Я ни в коем случае не исключаю промысел Божий о каждом человеке и не забываю слов царя Давида: «Я был молод, а теперь состарился, но не видел, чтобы был оставлен праведник, а дети его просили хлеба» (Пс. 36, 25). Это, конечно, дает надежду... Но давайте взглянем на проблему чисто с социальной точки зрения. Социальные работники, сестры милосердия, сотрудники благотворительных фондов, работники храмов, монастырей и даже сами священники максимально беззащитны.

Начнем с самых простых и очевидных примеров. За последние полгода к нам в Дом для бездомных попадали двое человек, ранее живших при монастырях. Один, назовем его Владимир, в самом начале 90-х уезжал на Украину, получил там гражданство, потом вернулся в совершено другую страну. Паспорт советский, российского гражданства нет, но он человек верующий, жил и работал при монастыре, где эти моменты считались не важными. Когда же Владимир проявлял беспокойство о том, что все же нужно сделать паспорт, чтобы получать пенсию и лекарства, ему отвечали: «Все тебе дадим и так. Будешь у нас доживать». Но в определенный момент он теряет ноги. А потом и монастырь под Среднеуральском, где он жил в последнее время, закрывается. Его сначала вывозят в какую-то деревню, а потом хозяйка дома, где его «временно поселили», просит его съехать. Человек оказывается никому не нужным, жить ему негде, специальности нет, родных нет. Так он попадает к нам. Устроить его в пансионат для инвалидов невозможно, так как нет российского паспорта и гражданства. Сегодня наш социальный работник помогает ему сделать гражданство, получить паспорт, оформить инвалидность и пенсию.

Другая категория людей – сотрудники храмов, большинство которых работают сегодня за копейки. Я не говорю о столичных крупных храмах, а о рядовых и провинциальных. Да, многие из этих сотрудников уже на пенсии и трудятся не за зарплату, а во славу Божию. Но на одних пожилых людях все существующие церковные проекты просто не вывезти, нужны молодые силы, молодые и талантливые люди. Конечно, им могут предложить только очень скромную зарплату (за редким исключением), поэтому они тоже знают, что такое трудиться «во славу Божию». Да, они сами на это соглашаются. Да, большинством движет идея служения, идея спасения, кто-то приходит, чтобы работать в нормальном, человечном коллективе и так далее. Но все равно на горизонте у них нищая пенсия, которая сложится из налоговых выплат и минимального уровня. Певчие вообще в большинстве случаев могут трудиться в храме только по совместительству, так как на гонорар просто не выжить, а многие вообще трудятся как добровольцы. Я это знаю, потому что супруга моя как раз трудится певчей.

А теперь давайте рискнем заглянуть в нашу сферу – сферу благотворительности и социального служения. Ладно я смог заняться этим делом только после того, как вышел на пенсию за выслугу лет (военные в этом смысле защищены), а другие молодые сотрудники в зоне риска. Не могут быть сестрами милосердия только пожилые женщины предпенсионного возраста, имеющие наработанный стаж. Не могут, потому что иногда не хватает уже и сил, и энергии. Нужны молодые! Мы их зовем, рассказываем о смысле социального служения, вдохновляем, но... Получается замкнутый круг: Церкви нужны молодые таланты, чтобы решать актуальные задачи (в том числе и социальные задачи повешены на Церковь, хотя решать их должно в первую очередь государство), но Церковь существует на пожертвования и не может обеспечить достойное вознаграждение своим сотрудникам, которые (если остаются верны своему служению) оказываются в будущем в числе подопечных.

Также не секрет, что на сегодняшний день духовенство – одна из самых низкооплачиваемых и социально незащищенных профессиональных категорий. В зоне риска и священники, которые не смогли по состоянию здоровья служить до последнего дня, но которые вышли на пенсию или ушли за штат. Если их помнит приход или периодически помогает епархия, если у них есть дети или родственники, которые за ними ухаживают, – это прекрасно, но есть ведь и бездетные люди… А если священник ушел за штат, то с официальной точки зрения его нет, он живет, как невидимка. Такой же невидимой для государства жизнью живут матери, ухаживающие с рождения за своими детьми-инвалидами, или родственники тяжелобольного человека. Все они выживают на минимальную пенсию, как те бездельники, которые принципиально нигде не работали и жили в свое удовольствие.

Да, можно сказать, что это прекрасное поле для исполнения заповеди о любви и милосердии. Но в этом все равно есть проблема – люди, трудящиеся в Церкви, одни из самых незащищенных. Остается надеяться только на Бога и на других христиан, которые подхватят нашу эстафету.

Поддержать Службу помощи бездомным
08 ноября 2021г.
Просмотров: 153