Рак. Учусь принимать

История подопечной...

Тяжелая наследственность – это то, что периодически отягощало жизнь, выбивало из привычного ритма. Ирина понимала, что если бабушка и мама умирают от онкологии, то велика вероятность заболеть самой. Да и врачи во время профосмотров напоминали об этой вероятности. Может быть, не только по призванию, но и из-за желания предупредить беду Ирина стала фельдшером:

– Бабушка умерла от рака за полгода до моего рождения, это был 1974 год, возможности медицины тогда были скромнее, чем сейчас. Мама заболела в возрасте 62 . Она не доверяла официальной медицине и сознательно скрывала тревожные симптомы. Диагноз ей поставили уже на четвертой стадии. Мне диагностировали опухоль молочной железы в 43 года. На тот момент я уже 20 лет отработала фельдшером и профессию свою очень любила. Конечно, на время лечения работу пришлось оставить. Хоть это и было очень болезненно, я даже не представляла, как мне будет трудно возвращаться.

Хотя Ирине поставили только первую стадию, опухоль была очень агрессивная, поэтому лечение было очень объемное: и операция, и шесть тяжелейших курсов химиотерапии, таргетная терапия, 25 сеансов лучевой терапии – все это заняло девять месяцев, а гормональная терапия назначена сроком на пять лет.

– После выписки я была еще настолько слаба и физически, и эмоционально, что прежний объем работы был мне не по силам, очень угнетало еще и то, что приходилось встречаться с разными пациентами, в том числе с онкодиагнозами, что заново заставляло переживать свои воспоминания и страхи. Все это расшатывало мой эмоциональный настрой. Тогда я поняла, что мне нужно время, чтобы пережить эту обрушившуюся на меня беду.

Полгода Ирина находилась на учете в службе занятости, это дало какое-то время прийти в себя и осознать, что все равно нужно возвращаться к жизни. Поскольку сфера медицины так и осталась любимой, то Ирина решила просто сменить профиль. Она устроилась преподавателем профессионального модуля в филиале Свердловского областного медицинского колледжа, где и обучает студентов основам неврологии, акушерства, педиатрии, терапии и хирургии. Людей вокруг было много, но Ирину одолевало неожиданно обострившееся чувство одиночества:

– Большую часть болезни я была совершенно одна. У меня есть сестра, но живет она далеко и навещает редко. Есть круг знакомых, друзья, но этого все равно недостаточно в такой трудной жизненной ситуации. Я осталась один на один со своей болезнью, ведь у меня нет своей семьи. Возможно, время было упущено в тот период, когда я ухаживала за родителями и на личную жизнь времени совсем не оставалось. Иногда мне казалось, что я нахожусь на грани: в очередной раз обостряется течение болезни, опускаются руки, нет сил на борьбу и кажется, что взять их неоткуда.

Однажды я зашла в храм, расположенный на первом этаже Областного онкоцентра. Хотелось побеседовать со священником, излить ему свою горе, растерянность. Священника в тот момент не было, но сотрудница посоветовала обратиться к православному психологу, которая вот-вот должна подъехать. Пока я ждала, взяла в руки книгу. Она оказалась посвящена проблеме суицида. Настроение совсем упало. И вот, когда я подавленная сидела и ждала… или уже не ждала… вошла сестра милосердия Татьяна Гашева.

Мы познакомились, и настолько она была внимательная, приветливая и какая-то светлая, что я очень быстро смогла рассказать о себе, поделиться своей болью. Сестра милосердия просто вдохнула в меня жизнь: своей улыбкой, открытостью, мягким расположением.

Я приехала домой со слезами и почувствовала, что несмотря на кризис, усталость, неопределенность, бесконечные лечения и осложнения, внутри появилась какая-то опора. Когда в такой беде остаешься одна – это невыносимо, поэтому я считаю встречу с сестрой милосердия как Божий подарок для меня!

– Я тоже помню эту первую встречу с Ириной в онкоцентре, когда она приехала на очередное обследование, – рассказывает сестра милосердия Татьяна Гашева. – Она получила не очень хорошие результаты анализов и обратилась ко мне как к православному психологу, и мы с ней стали говорить. Она лечится уже несколько лет и до конца еще не излечилась. Ее постоянно преследуют переживания, депрессивные настроения и состояние неизвестности. Болезнь отнимает силы, и важно знать, как с этим справляться, поскольку она чувствовала, что одного врачебного лечения недостаточно.

Ирина была верующей, но ей не хватало опоры, надежды на то, что Господь никогда её не оставит, что всё нам дается по силам, что если дал Господь такое испытание, значит, можно с этим справиться. Об этом мы и говорили тогда.

– За время болезни я кардинально пересмотрела свою жизнь, изменились приоритеты, отношение к людям и проблемам, – делится Ирина. – Когда узнаешь о таком диагнозе, ощущение, будто смерть дыхнула тебе в спину, будто побывал на краю пропасти, начинаешь больше ценить жизнь, меньше роптать. И хотя трудности не убывают, смотришь на них другими глазами и относишься к ним уже совершенно по-иному. Это колоссальная работа над собой, познание себя через боль, слезы, страдания. Я начала читать больше духовной литературы, посещать службы, участвовать в Таинствах.

Существенной поддержкой для Ирины было общение в чате – группе взаимопомощи, в которой состоят другие онкобольные, где они делятся переживаниями, поддерживают друг друга молитвой, словом и делом. Там она нашла единомышленников, людей, переживших то же, что и она, они не дают друг другу терять надежду, впадать в отчаяние или уныние. В любой момент можно позвонить сестре милосердия Татьяне Гашевой и поговорить о том, что тревожит, ведь болезнь еще не побеждена. А православная вера помогает обрести надежду и уверенность.

Татьяна Гашева является онкопсихологом. Она организует постоянную психологическую поддержку, встречи со священником, онлайн-мероприятия, арт-терапию, паломнические поездки.

– Сейчас я нахожусь на этапе принятия. Уже нет такого панического страха, наладились контакты. В прошлом году мне удалось пообщаться с духовником Службы Милосердия отцом Евгением Попиченко, он ответил на интересующие меня вопросы, порекомендовал соответствующую духовную литературу. Я хватаюсь за каждую возможность духовного роста, как за соломинку. Мне нужно выкарабкиваться, вытаскивать себя, я понимаю, что силы мои ограничены, поэтому учусь искать и просить их у Господа, – говорит Ирина. – В любой ситуации, какой бы мучительной и безвыходной она ни казалась, нужно верить, и Бог все равно однажды укажет тебе на нужную для тебя дверь. Не будет бесконечно тяжело и плохо, обязательно будет облегчение. Как бы ни было трудно, нужно все равно продолжать идти. Главное – делай то, что можешь, а Господь поможет! В частности пошлет нужного человека в помощь.

Если вы или ваши знакомые нуждаются в помощи онкопсихолога, обращайтесь по телефону 200-07-04!
18 марта 2021г.
Просмотров: 395