Палата не безнадежных

Двенадцать собеседников брата милосердия...

В Областном онкоцентре есть разные палаты. Брат милосердия Евгений Кислов никогда не знает, кто и как его встретит во время очередного обхода. Помолившись в домовом «Всецарицынском» храме, он идет в отделения, чтобы встретиться с пациентами и предложить свою помощь.

Палата кажется не просто большой, но густонаселенной. 12 мужчин и все на месте. Никто не ушел на процедуры, никто не вышел в коридор, чтобы пообщаться с родственниками или врачами. Евгений входит, здоровается, кратко рассказывает, что он – брат милосердия, сотрудник Православной Службы Милосердия Екатеринбургской епархии, что если у кого-то из пациентов есть вопросы, касающиеся веры, или желание подготовиться к таинствам, то можно обращаться прямо к нему.

Уже два года брат милосердия Евгений Кислов несет служение в Областном онкоцентре (за месяц он посещает все отделения, а это – ни много, ни мало – 9 этажей), в отделении паллиативной помощи при городской больнице №2, а также в областном клиническом госпитале для ветеранов войн. Первостепенная задача брата милосердия в данных медицинских учреждениях – помогать желающим пациентам подготовиться к церковным Таинствам (Исповеди, Причастию, Соборованию, Крещению).

Мужчины живо откликаются. Некоторые встают с кровати, постепенно окружая Евгения. Оказывается, что у каждого есть наболевший вопрос, который можно обсудить с человеком, позиционирующим себя как православный. Спрашивают и о патриархе, и об исповеди, и о православной вере в целом. Разговор затягивается на два часа, но Евгений никуда не торопится, ведь именно ради этих вопросов и сомнений он и приезжает на работу.

– Вся палата была какая-то активная, мужички вдохновились моим приходам. Кто знает, может быть, они за эти дни уже друг другу поднадоели, все обычные темы переговорили, а тут пришел свежий человек с предложением поговорить о духовных вещах. Возможно, раньше у них просто повода не было это обсудить.

Интересно, что мы успели затронуть и важные духовные вопросы, вопросы веры и доверия, предрассудков и суеверий. Один из пациентов, уже дедушка, потом поблагодарил меня за разговор, сказав, что получил ответы на вопросы, которые давно волновали и даже мучили его, что у него были сомнения, а теперь они развеялись. Слава Богу, – говорит Евгений. – В такие моменты еще острее ощущаешь себя «кисточкой в Божиих руках». Честно, я никогда не готовлюсь к тому, что я буду говорить. Да это и невозможно, ведь я не знаю, кого я встречу в палате: женщин или мужчин, тяжелых или ходячих, верующих или ярых атеистов. Конечно, я много читаю и духовной литературы, и методических пособий, которые обязательно пригодятся в работе, но, по сути, моя работа строится по слову Спасителя: «не думайте, как или что сказать ибо в тот час дано будет вам, что сказать, ибо не вы будете говорить».

Вот и в этот раз пришлось забраться в Ветхий Завет и оттуда брать сюжеты в тему нашего разговора. Один из мужчин спросил: «Почему у патриарха такие дорогие облачения». Вспомнился пророк Моисей, который дает подробные указания о том, как и из каких материалов строить скинию (ветхозаветный переносной храм), из чего шить облачения и как все украшать. Это не люди придумали, а Бог через своего пророка передал нам. Патриарх – это предстоятель Русской Православной Церкви, он надевает облачения не потому, что любит красиво и необычно одеться, а, во-первых, подчиняясь традиции, а во-вторых, потому что изображает во время Божественной Литургии Самого Христа, произносит Его слова, преподает причастие. Неужели ему в лохмотьях служить?!

– А часто приходится патриарха защищать? Это же сегодня раскрученная негативная тема в соцсетях и СМИ.

– Частенько. У меня три темы, которые обычно требуют защиты. Патриарх, президент Путин и Царская Семья. Но в данном случае мы быстро перешли к личным вопросам. Удивительно, но этот разговор был очень уважительным. Не жаркой дискуссией, а доверительным разговором о том, что нас волнует. Впервые я видел 12 мужчин, которые бы были настолько открыты, так доверяли сердечные переживания… удивительно. Кто-то детей рано похоронил и спрашивал «за что?».

– Понятно, как этот разговор может начаться, как один за другим могут появляться вопросы. А как такой разговор (о жизни и обо всем на свете) может завершиться?

– Завершается он вполне естественно. Вот все спросили то, что их волнует. Вот приняли участие в обсуждении вопросов, которые заинтересовали всех. А потом я уже чувствую, что люди утомились (дело к обеду), но беседа еще идет вполне эмоционально. В этот момент я завершаю разговор, прощаюсь и оставляю их со своими мыслями и переживаниями.

– Эти встречи единичные или вы встречаетесь потом вновь?

– Очень часто встречаемся вновь, ведь люди, бывает, подолгу лежат в диспансере. Бывает так, что человек, с которым разговор в первый раз проходил довольно напряженно, второй раз встречает меня уже как друга. Помню, как мы беседовали с мужчиной. Видно было, что обсуждаемые темы его цепляют, но есть и сильное сопротивление. Второй раз он встретил меня очень радостно. Видимо, провел какую-то свою внутреннюю работу, обдумал все, пережил и агрессия, напряженность ушла.

– Устаешь от таких напряженных бесед?

– Вообще я стараюсь максимально погружаться в того человека, которого мне Бог послал, ведь все встречи не случайны. Во время беседы я не думаю о своих домашних или других посторонних делах. Есть человек, есть его проблема, его вопрос – и все внимание должно быть направлено на него. Поэтому после двухчасовой беседы, не важно, напряженная она или нет, я чувствую себя, как выжатый лимон. Но самый главный остаток – это радость от того, что люди неравнодушны к очень важным темам, а значит они не безнадежны!

– А бывало так, что ты понадеялся, что Бог подскажет тебе нужные слова, пришел в палату, а слов и нет?

– Так бывало в обыденный, внеслужебной жизни. В больнице слова находятся почти всегда. Исключение составляют те палаты, которые можно назвать «холодными». «Холодная палата» – это та, в которой встречаются равнодушные люди. Им ничего не надо, и я не чувствую, что бы их могло заинтересовать. В таких случаях я почти сразу прощаюсь и ухожу.

– Есть разница, разговариваешь ты с мужчинами или женщинами?

– В женские палаты я захожу с большей осторожностью, ведь женщины могут стеснятся меня, мужчину. Хотя чаще всего меня выручает мой белый халат. Из-за него меня частенько принимают за хирурга. Недавно зашел в палату, в которой сидели две молоденькие девушки. Я сначала подумал, что они пришли в отделение навестить кого-то.

Спрашиваю: «Что вы здесь делаете?» – «Мы здесь лечимся». Меня их юность (18-19 лет) и неожиданный диагноз на некоторое время выбили из колеи…

С этими девушками у нас получился долгий доверительный разговор о целомудрии. Я сам на эту тему вывел разговор, потому что молодые люди сегодня совершенно не защищены от пропаганды распущенного образа жизни, полностью дезориентированы, ничего практически не знают о целомудрии. А ведь когда-то скромность и чистота русских девушек поразила фашистских захватчиков. Один из генералов даже писал Гитлеру о том, что «эту страну не победить, потому что здесь женщины знают, что такое целомудрие и верность». Сегодня женщины уже не так это хорошо знают, и многие беды происходят от распущенного образа жизни.

С молодыми пациентами часто приходится говорить именно на эту тему. Для многих совершенно неочевидна связь греховного образа жизни с состоянием здоровья. Вот и приходится объяснять, что если человек живет то с одним, то с другим, то даже его организм не успевает приспособиться к флоре нового партнера. Не говоря уже о душе, которая совершенно разрушается под действием страсти блуда. Тема сложная, тяжелая, но очень актуальная.

Евгений выходит из палаты в коридор. Сколько впереди еще палат – одна или пять – он не знает. Знает, что ни один обход еще не обошелся без серьезного разговора. Многие разговоры заканчиваются просьбой: «Помогите подготовиться к исповеди». Это уже индивидуальная работа, долговременный контакт, а иногда даже духовная дружба.

Продолжение следует.

Напоминаем, что Православная Служба Милосердия Екатеринбурга в Областном онкоцентре реализует грант «Вера. Надежда. Любовь», направленный на организацию помощи онкобольным и их родственникам. Проект реализуется при поддержке грантового конкурса «Православная инициатива 2018-2019».

Читайте в тему – Покаяться перед смертью. Брат милосердия помогает людям успеть главное,

а также Диагноз «рак». Первые шаги на пути к победе

02 сентября 2019г.
Просмотров: 630