Провести 15 лет в больнице и не потерять надежды

История больничной сестры милосердия...

«Мама, ты врач или медсестра?» – такой вопрос периодически задают дети старшей сестре милосердия Евгении Васюковой. Вот уже 15 лет она несет свое служение в городской травматологической больнице №36 города Екатеринбурга. Есть сестры, которые непосредственно ухаживают за больными в постреанимационной палате, а Евгения Анатольевна составляет график выхода сестер на работу, следит, чтобы были средства по уходу (пеленки, памперсы), она несёт ответственность за добровольца, пока он находится на территории больницы, организует самые разные события, которые призваны поддержать пациентов. Ну и, разумеется, участвует в сестринских обходах пациентов отделений, чтобы сказать доброе слово утешения тем, кто оказался на больничной койке.

О сестринском служении в больнице, о людях, их боли и вопросах поговорим сегодня с нашей героиней.

Сестры милосердия появились в травматологической больнице 15 февраля 2002 года. С предложением к руководству помогать пациентам обратились прихожанки храма во имя целителя Пантелеимона. Когда первое удивление у руководства стационара прошло, и опасения, что все это несерьезно, развеялись, было решено доверить сестрам самый тяжелый и самый ответственный пост – палату №303 в отделении нейрохирургии, где находятся пациенты после операций по поводу черепно-мозговых травм. Для таких больных паллиативная помощь – вопрос жизни и смерти. Через несколько лет в зону ответственности сестер попала еще одна постреанимационная палата. Кроме сестер в больнице есть команда добровольцев.

Я искала работу и удивилась, что она привела меня в храм

– Никогда не мечтала быть врачом или работать в больнице. Я закончила факультет психологии Уральского государственного университета и работала педагогом в детском центре. Случайно увидела объявление в «Православной газете» о том, что епархиальному реабилитационному центру требуются психологи. На собеседовании мне сказали, что одно из условий обучения и работы – это участие в таинствах и посещение занятий по Закону Божию. А еще нужно взять благословение духовника. Кто это такой? На тот момент я даже этого не знала, раз в год ходила на исповедь, потому что мне сказали, что так надо. Занятия проходили в храме по субботам, после них я оставалась на вечернюю службу, шла на исповедь, а в воскресенье приезжала на литургию. И вот однажды, когда я после литургии уже направилась в сторону дома, наша наставница Елена Борисовна Меньшикова пригласила меня съездить с сестрами в травматологическую больницу.

Елена Борисовна – человек очень вдохновенный: она писала статьи в «Православную газету» про больницу, делилась историями разных людей, с которыми они сталкивались в процессе служения, писала такие проникновенные стихи, что трогали до слез. Сестры тоже поражали своим энтузиазмом: они много общались с больными, после обхода до позднего вечера задерживались в больнице. И конечно, люди откликались.

Помню несколько удивительных случаев. Например, однажды в больницу попал молодой человек, которого избили на улице. Без сознания, без особых надежд со стороны врачей. Его буквально готовили к выписке, чтобы он мог умереть дома. Рядом с ним постоянно находилась его мама. Елена Борисовна не просто предлагала помощь по уходу, она разговаривала с родственниками пациентов о грехах, об абортах. И вот эта мама откликнулась, пошла на исповедь, потом на причастие. Это было искреннее, не «для галочки», и не в ожидании чуда, а именно от души, как раскаяние в своих грехах. И парню сразу стало легче, он пришел в сознание и выписался домой не умирать, а выздоравливать. Чудо.

Такие примеры самоотверженного сестринского служения были у меня перед глазами, поэтому, когда духовник сестричества, отец Евгений Попиченко предложил мне стать старшей сестрой в этом направлении, я испугалась. Металась между «смогу ли понести эту ответственность?» и «если зовут, то нужно идти».

Принять решение мне помогла легенда об основателе Оптиной пустыни, раскаявшемся разбойнике по имени Опта. Когда мы поехали туда в паломничество, я прочитала историю о том, что будущий настоятель долго не мог решиться возглавить монастырь, пока братья не пришли и не сказали ему: «Не переживай, если ты будешь плохим настоятелем, то Бог изберет себе другого. А пока делай то, что можешь». Эта история помогла и мне решиться уйти со светской работы и принять послушание руководителя сестер в травматологической больнице.

Слава Богу, что мы не чудотворцы.

– У меня было убеждение, что все люди, попавшие в сложную ситуацию (в больницу, долги, зависимость), искренне хотят, чтоб им помогли. Ты от всего сердца предлагаешь помощь и даже мучаешься от того, что в чем-то не можешь помочь. А человеку твоя помощь не нужна, и он пребывает в бедственном положении не из-за того, что нет выхода, а потому, что его все устраивает. Нужно было научиться вовремя отходить от человека, принимая его выбор.

Еще на первых порах мне казалось, что если уж помощь действительно нужна, то я должна мир перевернуть, но ее оказать. Я даже не представляла, как это можно не пойти на обход?! Переживала «как страдают оставленные мной люди», придумывала «как помочь еще и еще лучше». Слава Богу, что мы не чудотворцы! Со временем я поняла, что кому-то Бог определяет быстро поправиться, а кому-то подольше поболеть. Ведь болея, человек может многое обдумать, пересмотреть, измениться. Травма – это внезапное обстоятельство. Человек бегал, суетился, строил планы, полагался на свои силы, а тут раз – и он беспомощно лежит на больничной койке. И начинается череда операций, болезненных манипуляций, приходится смиряться с самой больницей, соседями по палате, своей беспомощностью. Приходится просить, терпеть, ждать… Нам всем это полезно. Поэтому Бог и не посылает в каждую больницу чудотворца, чтобы полежали и подумали.

Зачем я прихожу на работу?

– 22 июня в Клинике Павлова мы с сестрами организовали молебен. Выходной день, процедур нет, к пациентам приехали родственники. И вот все, у кого были силы и возможности выбрались из палат. Кого на коляске вывезли, кого-то дети привели, кто-то сам приковылял. Мы помолились вместе с батюшкой, потом он всех окропил святой водой, помазал освященным маслом, произнес небольшую проповедь. Вроде бы все как обычно, но я смотрела на собравшихся людей. Они очень чутко отнеслись к происходящему, внимательно ловили каждое слово. Было видно, что они ощущают некий «духовный голод», что слушали и слушали бы еще.

И хоть это длилось недолго (всего минут 40), и организовать совсем не сложно (нужно пригласить священника, собрать людей, поставить иконы, написать имена), но именно в такие моменты понимаешь, что это и есть то настоящее, нужное и важное. Что они получают утешение. И пусть не в Таинствах, а на молебне, но люди прикоснулись к Богу, вспомнили про Него, молились Ему.

На обходе в больнице также внешне все очень просто: вошел, поздоровался, предложил воды, православную газету, предложил написать записки на молебен, предложил помощь. Но на духовном уровне в этот момент, может быть, что-то интересное происходит с человеком. У людей более чувствительных появление сестры милосердия в палате находит отклик в душе, они о чем-то задумываются, вспоминают о Боге. Мы это видим по тем вопросам, которые начинают задавать люди.

Конечно, есть множество праздных вопросов. Сегодня многие уже привыкли, что в больницах кроме врачей и санитарок встречаются сестры милосердия. Но есть люди, которые совсем не знают о сестричестве. Они изумленно разглядывают сестер, задают наивные вопросы типа: «А где вы живете, дома или в монастыре? У вас семьи не может быть? И муж, и дети есть!?» И вот ты в сотый раз рассказываешь о том, кто такие сестры милосердия, что живут они дома, что у них могут быть семья, муж, дети, родители. А хотелось бы, чтобы человек о Христе спросил и Им так же живо интересовался…

Счастлива здесь и сейчас

– Когда я на работе, мне не хочется идти домой. Когда я дома, рядом с мужем и детьми, я тоже счастлива. Я счастлива здесь и сейчас.

Однажды меня спросили: «Что для вас сестринское служение?». Это, безусловно, крест, в котором есть и радость, и послушание (ведь я на этот крест не напрашивалась), и доверие Богу. Психологи говорят о том, что есть такой странный тип человека – «сестра милосердия». Этот человек хочет для всех быть хорошим, всем помочь, и в своем рвении напрочь забывает о себе.

Но на самом деле сестра милосердия должна из такой нелепой сестры вырасти в гармоничного человека, который осознанно несет свое служение как на работе, так и дома. Не должно быть так, что в больнице ты такая вся милосердная, всем готова услужить, а приезжаешь домой – и у тебя сил нет ни на детей, ни на мужа. Это неправильно. Настоящая сестра не ждет оценки, похвалы, не обижается, если не заметили ее трудов, потому что она делает свою работу ради Бога. Стать таким человеком можно только с Божией помощью, при поддержке других мудрых и опытных сестер и под руководством духовника.

Наши сестрички

– Наши сестрички не перестают меня поражать. Бывшие учительницы, инженеры и даже акробатки, они решились оставить свои мирские работы и прийти сюда. Почему? А потому что им жалко «ничейных» пациентов (таких, которые попадают в больницу и их никто не навещает, потому что некому или потому что родственники даже и не знают, что человек в больнице). Потому что им хочется помочь родственникам, которые мечутся между палатой, где лежит без сознания дорогой человек, и работой. Потому что им не все равно, потому что они готовы брать на свои плечи ответственность за другого человека («друг друга тяготы носите и так исполните заповедь Христа»).

Многие сестры уже давно несут служение в постреанимационной палате, они уже подустали, ведь труд довольно тяжелый. За год через палату и заботливые руки сестер проходят около 100 пациентов. Поэтому нам нужны новые силы, новые сестры в помощь, чтобы лучше распределить нагрузку.

Если вы чувствуете в себе желание послужить ближнему на поприще больничного служения, приходите на собеседование.

Поддержать сестру милосердия, у которой разрушается дом

Читайте в тему – Начало недели в постреанимационной палате

27 июня 2019г.
Просмотров: 654