Безногого сибиряка избавили от рабства сотрудники Службы помощи бездомным

История с хорошим продолжением...

«Около торгового центра бездомный сидит, ног у него нет, милостыню просит. Так вот он рассказал, что он попал в рабство. Помогите!». Бабушка в ярком светоотражающем жилете работает дворником и уже не раз замечала на одном и том же месте безногого бездомного человека. Однажды она подошла и заговорила с ним. Обычные вопросы: «Откуда ты? Почему здесь попрошайничаешь? На что и где живешь?». С бездомными и уличными попрошайками редко кто разговаривает по-человечески. Бездомный Дмитрий рассказал бабушке-дворнику о своем положении без надежды на то, что она как-то сможет помочь. Она же направилась прямиком в Пункт обогрева для бездомных, недавно открытый по соседству екатеринбургской Православной Службой Милосердия. Продолжает рассказывать историю социальный работник Службы помощи бездомным Сергей Шляпников, который в тот день как раз и дежурил в теплой палатке.

– Как ни забавно, в тот день мне почему-то остро захотелось приключений. Поэтому когда в палатке появилась бабушка и стала просить помочь бездомному, находящемуся в рабстве у цыган, я понял, что наступает пора нести ответственность за свои желания. Так как я дежурил один, то предложил ей прикатить бездомного прямо сюда (благо, там недалеко). На что она мне ответила: «Страшно. За ним наверняка следят. Вдруг мне по голове ударят!». Тогда я понял, что идти нужно мне, хотя меня также не радовала перспектива «получить по голове».

Сначала мы договорились, что через два часа я завершу дежурство и подойду на место, где просил милостыню бездомный. Но как только бабушка ушла, совесть не позволила мне выжидать так долго и через 10 минут я пошел к указанному месту, будучи готовым чуть ли не «биться с цыганами».

Бездомный Дмитрий оказался молодым человеком, приехавшим на заработки в Екатеринбург из Омска. Некоторое время назад в результате несчастного случая он потерял обе ноги. Когда вышел из больницы, оказался без крыши над головой. Его очень быстро заприметили цыгане, которые сначала ласково предложили ему жилье и доступную работу, а потом начали два раза в неделю привозить его в разные точки города для того, чтобы он просил милостыню. В день Дмитрий собирал около 10 тысяч рублей, из которых мог взять себе немного на то, чтобы перекусить в уличном кафе. А вечером ему кое-что перепадало со стола «хозяев». Куда-то уехать, скрыться Дмитрий не мог, за ним постоянно наблюдали. В настоящем рабстве он провел уже около восьми месяцев.

Рабство – это уголовно наказуемое преступление, поэтому я предложил Дмитрию написать заявление в полицию. На что он рассказал, что такой опыт у него уже был. Заявление не принимают в работу, а «хозяева» его вылавливают и возвращают обратно. Все же я решил вызвать сотрудников полиции. В присутствии полицейских Дмитрий повел себя очень странно (изменился даже его голос): якобы он был дважды судим, якобы состоит на учете по психическому расстройству и так далее. Наверное, у бездомных и попрошаек есть некий поведенческий шаблон для подобных ситуаций, потому что со мной он разговаривал совершенно нормально. Стражи порядка развели руками: раз человек психически нездоров, то может наговорить, что угодно – и уехали, предупредив участкового.

Тогда я предложил Дмитрию поехать к нам, в палатку, чтобы отогреться горячим чаем и подумать, как быть в этой ситуации. Пока мы ехали, у Дмитрия зазвонил телефон – это звонил человек, который отслеживал местонахождение своего «раба». Я взял трубку: «Куда ты пропал? Почему тебя нет на месте?» – вопросы и угрозы. Мы выключили телефон, выбросили сим-карту.

Оказалось, что у Дмитрия в Омске есть два брата, дядя и квартира. Братья на данный момент находятся в местах лишения свободы, а телефона дяди он не знал. Отправить телеграмму тоже не мог, так как за ним неусыпно следили. Дмитрий сказал, что очень хотел бы вернуться домой, потому что там есть где жить, там можно оформить инвалидность и жить на пенсию.

Я позвонил руководителю АНО «Дари добро» Артему Мозжерину, который не только посоветовал связаться с социальным отделом Омской епархии, но и забрал Дмитрия в свой приют. Там Дмитрия отмыли, постригли, предоставили место и питание на неделю, пока мы искали водителя, который согласился бы довезти бывшего пленника до дома.

Наконец нашелся добрый человек Михаил, который ехал в Омск и взял Дмитрия. В Омске Дмитрия встретили руководитель социального отдела Омской епархии протоиерей Олег Цветков с помощником. Бывший раб и бездомный теперь снова дома!

Кстати, это чуть ли не первый случай, когда «профессиональный» нищий обратился за помощью в Службу Милосердия.

– Если человек попал в трудную жизненную ситуацию, наша задача – помочь ему, – комментирует руководитель Службы помощи бездомным Екатеринбургской епархии Константин Бунин. – Мы проверяем документы, делаем запросы, общаемся, но в большинстве случаев деньги на руки не выдаем. Если бездомный ищет работу – знакомим с работодателем, если нуждается в жилье – договариваемся с социальной гостиницей или приютом, если нужно доехать до дома – договариваемся со встречающей стороной, покупаем билет и провожаем. Но большинству профессиональных нищих не нужны питание или билет — им нужны были деньги, поэтому они к нам не приезжают. Дмитрий обратился за помощью, так как, по сути, не стал «уличным профессиональным нищим».

У каждого подопечного Службы помощи бездомных своя история. И если человек просит о помощи, то важно, чтобы специалисты реагировали быстро и профессионально. Тогда у истории возможно хорошее продолжение.

Поддержите работу Пункта обогрева для бездомных

17 апреля 2019г.
Просмотров: 1228