«Баба, от тебя плохо пахнет», или Жестокость к старикам

Миллионы пожилых людей страдают от психологического, физического и экономического насилия. Виновники в большинстве случаев – их дети и родственники.


90% стариков, подвергающихся насилию, страдают от собственных родственников, 50% — от своих детей. Фото с сайта theconversation.com

Жестокое обращение со стариками распространено как в России, так и во всем мире. Причем чаще всего пожилые люди страдают не от мошенников, бессердечных госслужащих или равнодушных медиков, а от собственных детей или других членов семьи.

ООН назвала жестокое обращение с пожилыми людьми «глобальной социальной проблемой». В США ежегодно подвергаются насилию 5 млн пожилых людей, причем 90% из них страдают от жестокого обращения со стороны членов семьи, 50% — со стороны собственных детей.

В России точной статистики нет, но, по мнению экспертов, ситуация не лучше.

«Для российского общества очень характерен эйджизм — дискриминация людей на основании пожилого возраста, пренебрежительное отношение к людям из-за возраста, — пояснила Александра Имашева, руководитель Центра психологической помощи «Свеча». — Мнение о том, что старики – это «балласт» для общества, отразилось даже в термине «возраст дожития», фигурирующем при расчете пенсии».

«Лучше жить с тараканами, чем с дочерью»

«Одну женщину дочь попросила продать квартиру: мама, ты будешь жить с нами. Но когда они начали жить вместе – мать, дочь и внучка – стала сказываться неустроенность личной жизни дочери, небольшие размеры квартиры, неприязнь к возрастным изменениям, свойственным пожилому возрасту.

Дочь говорила: «Ты мне мешаешь». Внучка: «Баба, от тебя плохо пахнет». В конце концов мать сняла гостинку (дешевое жилье гостиничного типа – прим.Ред.) и вынуждена была переехать. Гостинка в ужасном состоянии, но она говорит: «Лучше я буду жить с тараканами, чем с дочерью»», — такой пример привела Ксения Боженкова, руководитель психологической группы самопомощи для пожилых людей из Томска.

К психологическому насилию относятся:
— обидные, оскорбляющие человеческое достоинство слова
— некорректные замечания по поводу внешности
— высмеивание суждений и взглядов пожилых людей
— угроза сдать в дом престарелых


«Мнение о том, что старики – это «балласт» для общества, отразилось даже в термине «возраст дожития», фигурирующем при расчете пенсии», — Александра Имашева. Фото: facebook.com/alexandra.imasheva

«Самое болезненное для пожилых людей – это отсутствие уважения к ним, — рассказала Александра Имашева. — В возрасте после 65 лет человек смотрит на прожитую жизнь и оценивает ее. Это все делают, это свойство возраста. Человек подводит итоги — доволен ли я жизнью, была ли она достойной, или я хотел бы многое изменить. У тех пожилых людей, которые могут сказать себе: «Да, я доволен, я прожил достойную жизнь», – появляется ощущение благополучия. Но если семья принижает пожилого человека, ему очень сложно думать о себе с самоуважением.

Особенно тяжело для пожилого человека попасть в изоляцию. Когда с ним в семье никто не разговаривает. Не то, что бойкот ему объявляют, а просто: покушал – иди.

Или исключение из принятия решений, когда семья что-то обсуждает, выбирает, а пожилому человеку это объявляют, как данность».

Даже в самой благополучной семье могут игнорировать пожилого человека. «Так ведь он уже мало что понимает», — обычно говорят в таких случаях.

Страдая от невнимания, одна из пациенток Светланы Тараскиной, психолога Благотворительного фонда «София», по своей воле ушла из семьи в дом престарелых. Пожилая женщина считала, что там за ней будут лучше ухаживать, однако в мыслях она все равно с детьми, «всегда за них молится, переживает, почему они к ней не приходят, что с ними случилось».

Другую пожилую женщину отвезли в дом престарелых дети, якобы на время. «Она уже пять лет там сидит в постоянном ожидании, что они должны приехать и ее забрать», — сказала Ксения Боженкова.

Мама-пенсионер кормит сына, который «сидит дома»


Сегодня никого не удивит инфантильный «сынок» 20 с лишним лет, сидящий на шее мамы-пенсионера. Фото с сайта imenamag.by

Когда младшие члены семьи воруют сбережения или отнимают пенсию у стариков, живут за их счет – это экономическое насилие.

«Пожилая мама, моя пациентка, пришла по поводу отношений с сыном, — рассказала Александра Имашева. — Она старше 65 лет, продолжает работать бухгалтером, заботится о папе-долгожителе, ему 90 лет. Муж умер очень рано, и воспитание сына легло на ее плечи. Сын поздний, ему всего 23 года, других детей нет.

Конечно, вся ее жизнь была сосредоточена на благополучии этого мальчика. Мальчик вырос, его устроили в хороший университет, а он ушел со 2 курса и сидит дома. Работать не хочет, гуляет с друзьями, играет в компьютерные игры. Не наркоман, не алкоголик. Требует у мамы деньги, она ему дает.

Сын считает, что это нормально. Я, говорит, думаю, что дальше делать.

Это уже года два-три продолжается. Мама человек не очень здоровый, работает из последних сил». По словам психолога, подобных примеров в ее практике очень много.

Она советует таким мамам выводить детей из «зоны комфорта» и ограничивать их в средствах. «Как правило, в данном случае жестокость другого вида не провоцируется, потому что они сильно зависят от матерей».

«Я сегодня ударила свою пожилую маму»


Чтобы избежать раздражения в отношении пожилых родственников, лучше разделять заботы по уходу за ними между всеми членами семьи или даже нанять сиделку. Фото с сайта pasadenahealthcenter.com

В случае со стариками физическим насилием можно считать не только рукоприкладство, но и различные ограничения, например, ограничение передвижения.

«Это когда старика просто запирают в комнате, или он не может выйти погулять, ему сложно, но никто ему не помогает», — пояснила Александра Имашева.

К физическому насилию также относится пренебрежение — оставление без медицинской помощи, неадекватный уход.

Вот пример, который привела психолог: «Бабушка, у которой начала развиваться деменция. Дочь абсолютно ее игнорировала. Эта несчастная женщина сидела дома все время, ее еще и в комнате запирали: мало ли, выйдет, на кухне спички схватит». Бабушку взяла к себе внучка и организовала ей хороший уход — оказалось, что это вовсе не непосильная задача.

Жестокость близких неразрывно связана с тем, что пожилой человек не ожидает от них таких действий, относится с полным доверием.

Например, когда речь идет о неоказании медицинской помощи. «Если дочь дает лекарства, матери даже в голову не придет, что это могут быть не те лекарства», — пояснила Ксения Боженкова, упомянув случаи, когда родственники намеренно использовали препараты, неспособные помочь больному.

Самый очевидный пример физического насилия – это побои. К сожалению, старикам приходится их терпеть не только от деклассированных родственников или детей, ставших алкоголиками и наркоманами.

На телефон доверия, где раньше работала Боженкова, однажды позвонила женщина лет сорока и призналась: «Знаете, я сегодня ударила свою пожилую маму, я очень переживаю, не знаю, как это произошло». По мнению психолога, в данном случае причиной рукоприкладства стал стресс, в котором иногда находятся женщины средних лет:

«Дочь должна нести на себе несколько поколений. Детям внимание, мужу внимание, и еще пожилая мама, которой надо в несколько раз больше внимания».

Чтобы избежать подобных инцидентов, нужно делить заботу о пожилых родителях с братьями и сестрами, если они есть, или же нанимать сиделку, считает она.

Иногда насилие по отношению к пожилым людям может исходить от лица, которое и само нуждается в защите. «Отец с матерью, обоим за 70, живут вместе с дочерью-инвалидом. Дочь не только обзывает их, она может толкнуть, применить физическое насилие. Мать, страдает, спрашивает, как на это реагировать», — привела пример Боженкова.

Чаще оправдывают, чем обвиняют


«Ты меня такого воспитала, у меня теперь жизнь не складывается», — частый мотив и «причина» мщения старикам со стороны детей. Фото с сайта pixabay.com

Что думают старики, испытавшие жестокость близких? «То же самое, что и другие люди — обиду, горечь, беспомощность. Но когда жестокость проявляют сын или дочь, то это еще больнее, так как им было отдано здоровье, время и практически всё, что есть у пожилого человека.

Некоторые старики озлобляются на своих родных, замыкаются в себе. Начинают ненавидеть всех вокруг. Как правило, это негативно сказывается на их психологическом состоянии и самочувствии. Злость отнимает много сил, у них практически нет друзей и близких. Если такие люди не попали в дом престарелых, они умирают в одиночестве.

Но чаще всего пожилые люди прощают жестокость и пытаются оправдать близких, войти в их положение: у сыночка много работы, дочка занята, я прошу Бога, чтобы у них было все хорошо. Денежки, копейки собирают, вдруг, кому-то из детей понадобятся. Не обвинения, а любовь к своим нерадивым детям», — поделилась наблюдением Светлана Тараскина.

Пациенты Ксении Боженковой чаще всего думают, что были гиперответственными и склонными к гиперопеке, воспитывая детей.

«Эти родители все время что-то делали за своих сыновей и дочерей, решали за них. Они лишили их самостоятельности, и в дальнейшем, уже во взрослом состоянии, такие дети не способны принимать решения: «Ты меня такого воспитала, и у меня теперь жизнь не складывается».

Плюс алкоголизм, наркомания, неустроенная жизнь, сложное социально-экономическое положение. В основном, эти факторы называют».

По опыту Александры Имашевой, старики редко обвиняют себя. Чаще всего причиной того, что они становятся жертвами насилия, — ригидность (отсутствие гибкости), медлительность, раздражающая окружающих, забывчивость, рассеянность.

«Кроме того, в старости происходит так называемая акцентуация черт характера. То есть те черты характера, которые были у человека, становятся очень выраженными. Например, бережливость может перерасти в скупость, раздражительность – в злобность, щедрость – в транжирство, грусть – в депрессивность и сплошные жалобы», — продолжила она. Плюс свой отпечаток накладывают болезни, особенно снижение деятельности мозга, так называемая деменция.

«Участковый придет в форме…»


Иногда, чтобы приструнить распоясавшегося родственника, обижающего престарелых родителей, достаточно вызвать участкового, — никто не хочет, чтобы «такое» стало известным. Фото с сайта irishtimes.com

В каждом округе Москвы есть подразделения городской службы психологической помощи. Там работает телефон неотложной психологической помощи 051 (с мобильного – 8-495-051). Консультации могут быть анонимными. Впрочем, по мнению Александры Имашевой, общий телефон доверия не слишком эффективен для пожилых людей, с ними должен работать человек, подготовленный в области геронтологии.

Старушки также могут обращаться в городской Кризисный центр для женщин (8 (499) 977-17-05). «Они разбираются с такими ситуациями, могут дать временный приют», — посоветовали в одном из московских ЦСО.

В другом ЦСО порекомендовали обратиться к бесплатному юристу, сообщив сразу же телефон и адрес, по которому принимает этот специалист. «Она со стороны закона вам все подскажет, в зависимости от того, какого толка вы хотите добиться», — пояснили сотрудники учреждения.

В третьем московском ЦСО считают, что для подобных случаев лучший выход – пригласить участкового.

Особенно, если речь идет о рукоприкладстве. «Участковый придет в форме, поговорит с сыном или дочерью, приструнит», — объяснили сотрудники. Конечно, если человека бьют, надо вызывать полицию, согласна Светлана Тараскина. «Но надо также понимать, что после этого старика могут забрать и поместить в дом престарелых», — отметила она.

Старики «не выносят сор из избы»


Фото с сайта asianstyle.cz

Пожилые люди крайне редко обращаются за помощью. Они боятся усугубить психологические проблемы, которые есть в семье, боятся, что с ними станут еще хуже обходиться, боятся оказаться в доме престарелых. Они не верят в действенность помощи со стороны.

Кроме того, есть и такая причина, как «не позорить семью», «не выносить сор из избы». А если возраст совсем преклонный, то человек может просто не иметь телефона или номера, по которому звонить.

Многое зависит и от того, считает ли человек себя жертвой жестокого обращения.

Кого-то родственники могут оскорблять целыми днями, но пожилой человек не поймет, что это психологическое насилие. А другой, наоборот, окажется ранимым и чувствительным к грубым словам.

По мнению Александры Имашевой, в случае жестокого обращения со стариком в семье эффективной была бы помощь не индивидуального, а семейного психолога, который поговорил бы с младшими членами семьи и показал бы, в чем заключаются их ошибки.

«Они уходят, взявшись за руки»


В группах помощи одинокие старички могут найти друзей. Фото с сайта 72.ru

Ксения Боженкова рассказала о группе самопомощи, организованной в Томске специально для пожилых людей, столкнувшихся с насилием того или иного рода: «Когда мы в первый раз все собрались и начали рассказывать свои истории, они говорят: «Слушайте, у меня ведь точно так же происходит!». У них сразу же нашлись общие моменты и точки соприкосновения».

«Когда человек в кризисной ситуации находится, у него есть потребность в групповой поддержке, в солидарности, — продолжила она. – Допустим, человек боится сказать какие-то слова своим близким. А в группе его поддерживают: а ты попробуй, скажи. И на следующем занятии он рассказывает, как все прошло».

Одна из целей психолога в группе – настроить стариков на позитивный лад. В результате они уходят с хорошим настроением, некоторые – даже взявшись за руки, а потом продолжают общаться между собой.

«Пожилой человек может быть одиноким даже среди близких, даже если проживает с ними в квартире. А кто-то, может быть, живет один, но зато придерживается активной жизненной позиции, посещает какие-то мероприятия, и он не так одинок», — сказал Боженкова. Информация о группе самопомощи была опубликована в тех местных газетах, которые читают пожилые люди.

Нина Кайшаури

Почему уход за пожилыми родственниками — это проблема? Как ухаживать и не выгорать? Читайте на сайте Милосердие.ру.

Источник: Милосердие.Ru от 15 июня 2017 г.

Опубликовано: 15.07.2017
Просмотров: 104
Понравилось:0

Услыши меня, Боже! Сбор на книги и иконы для одиноких и тяжело болеющих подопечных 35 000 рублей
Помочь!
Мне шесть лет, и я мужчина. Андрюша Спудьев старается шагать без поддержки. Реабилитация стоит 79 200 рублей
Помочь!
Изо всех сил заговорить! Осталось три года, чтобы успеть победить болезнь. Поможем Лизе Суворовой поскорее попасть на лечение
Помочь!
Яндекс.Метрика