Приемная семья: история психолога ЦЗМ «Колыбель» Елены Кокшаровой

Осенняя прогулка. Елена Кокшарова с младшими детьми

Жить надо радостно.

Один спросит: «Чему радоваться? Столько в жизни проблем — в семье, на работе, денег не хватает…». Другой вздохнёт: «Денег с избытком, а радости всё равно нет». В своё время это испытала на себе и героиня нашего интервью. Непросто и не сразу она нашла эту радость — настоящую, которую никто не отнимет, потому что она не зависит от внешних обстоятельств. Радость о Том, Кто подарил нам эту жизнь и мудро управляет ею. И если мы делаем хоть какие-то шаги навстречу, учимся понимать волю Божию, то становимся соработниками Господа — и тогда как же можно не радоваться всему и всегда! Так считает Елена Викторовна Кокшарова — психолог Центра защиты материнства «Колыбель» при Отделе социального служения Екатеринбургской епархии.

«Хочу ребёнка»

Я воспитывалась в обыкновенной семье, родители о Боге никогда не говорили. Правда, мама рассказывала, что бабушка – тоже Елена – когда-то пела в церковном хоре. Крестилась я «случайно», за компанию с четырёхлетним сыном Максимом. Почему-то вдруг захотелось его окрестить, а батюшка и говорит: «Сама некрещёная? Вставай рядом», — и окрестил обоих. С первым мужем, с которым поженились сразу после школы, развелась. Да и откуда брать пример нормальной, естественной семейной жизни?

Старшие дети Максим и Елизавета уже выросли

Во втором браке родилась дочь Елизавета. Её крёстная пыталась нас водить в церковь. В течение года мы ходили: ребёнка причащали, стояли на тяжёлых и непонятных службах и думали: «Зачем всё это?» — а потом, конечно, забросили… Удивительно, что Лиза как-то всё запомнила, и, когда проезжали мимо храма, всегда просила: «Мне надо туда, пойдём туда, пойдём». На мне ни юбки нет, ни платка — а она своё: пойдём да пойдём. И вот как-то мы приехали освящать машину, батюшка и говорит мне: «Рожай ещё четверых». А я: «Какие дети? У меня и с мужем проблемы».

Это тоже отдельная тема. Внешне вроде бы всё замечательно: муж хорошо зарабатывает, машина, квартира в центре города, деньги есть, а на душе пусто, глаза всегда печальные. «И чего тебе не хватает?» — муж спрашивает. А я, сама психолог, и не понимаю, отчего внутри тоска. Очень мучилась четыре года и не могла объяснить. «Наверное, нужен ещё один ребёнок», — думала я…

Я очень хотела ребёнка, а тут выяснилось, что своих детей больше не будет — надо было раньше думать. Вот так появились первые мысли об усыновлении. Лиза пошла в первый класс, а сын Максим собирался жениться. Мы с подругой поехали в полуразрушенную церковь Покрова Пресвятой Богородицы под Сысертью. Там одни стены, даже купола нет. Стоим, читаем акафист, а я всё об одном думаю: «Хочу ребёнка, девочку». И вдруг в голове мысль: «Бери, всё будет хорошо!». Будто Сама Богородица сказала…

И вот что значит воля Божия: можно сказать, чудесно всё устроилось, и нам в больнице отдали девочку, ей было всего 20 дней. Так появилась у нас Анечка. Она буквально купалась в нашей любви, муж даже не представлял, что сможет так любить не своего, а чужого ребёнка. До двух лет Аня была эпицентром семьи. Как психолог я понимала, что для равновесия нужен ещё один ребёнок, хотя муж был категорически против. А я и сама молилась, и батюшек просила молиться, и через некоторое время в нашей семье появился Андрей.

Анюта и Андрюша со старшей сестрой Елизаветой

Когда опека сообщила, что можно посмотреть мальчика, я приехала в Дом малютки. Помню, шла смотреть другого мальчика. Он зашел в комнату – и никак на меня не отреагировал. А потом зашел Андрей. Он твердо закрыл за собой дверь и никого из детей больше в комнату не пустил. Сразу заявил: «Моя мама!»

И если с Аней было легко, то выстроить взаимоотношения с Андреем оказалось очень тяжело. 1 год и 10 месяцев он провёл в противоестественной среде детского дома. Это большой ребёнок со сложившимися детдомовскими стереотипами, с серьёзными заболеваниями, доставшимися ему от родителей. Я не ожидала таких неприятных открытий для себя, приходилось буквально переламывать его привычки и просить у Господа любви к этому ребёнку, заставлять себя полюбить его.

Многие думают, что страшно брать чужих детей на воспитание, тем более с «плохой наследственностью», говорят, что характер заложен в генах, и невозможно его изменить. Но с Господом всё возможно и все трудности преодолимы.

Со временем характер Андрея совершенно изменился, он стал очень дружен с Аней и Лизой. Мы регулярно их причащаем, и у Андрея как-то незаметно сгладились или совершенно исчезли все его страшные диагнозы. Врач спрашивает: «Как вы лечитесь?». «Как вы назначаете, — отвечаю, — и с Божией помощью».

Настоящее счастье быть мамой

Скажу честно, после Андрея хотела остановиться, пожалела себя… Даже молилась перед иконой святой Матроны о том, что ещё кого-то брать сил не хватит. И вдруг звонит начальник опеки и спрашивает: «Елена Викторовна, вы, говорят, ребёнка ищете?». А я уже и не ищу, но как же отказываться, сама просила у Бога, слово давала. Ну, в крайнем случае, думаю, только девочку, и только маленькую-маленькую. А начальница и говорит: «Только у этой девочки одна особенность: она очень маленькая». Так появился в нашей семье третий приёмный ребенок — двухмесячная Матронушка.

Как же нам всем жизненно необходимо учиться слышать волю Божию и всё делать по Его воле! Благо, когда есть духовник, с которым можно посоветоваться по важным жизненным вопросам, стараться не делать ничего своевольного, конечно, избегать всего греховного. Детей воспитывать только с Богом. А жить надо радостно, ведь дети — это апостолы Бога, которых Он посылает нам, чтобы напоминать о Любви.

По молитвам к святой блаженной Матроне маленькая Матронушка обрела дом

Спасти начавшуюся жизнь

Основная моя задача как психолога — отговорить женщину от аборта, от детоубийства. Это самое главное в нашей просветительской деятельности. В епархиальный центр защиты материнства «Колыбель» я пришла семь лет назад, а начинала практику в центре «Жизнь» при Ново-Тихвинском женском монастыре.

Как важно осознать, что жизнь ребенка начинается с момента его зачатия

Как я сюда попала – это тоже Промысл Божий. Когда я впервые услышала предложение идти от абортов женщин отговаривать, я была в шоке. «Я? Да ни за что! Женщина сама решает, что ей делать», — так я тогда считала. И однажды произошло следующее: я сидела дома за компьютером, и вдруг «случайно» выпал фильм «Правда об аборте», где показана сама операция. У меня был опыт работы операционной сестрой, поэтому я считала себя непробиваемой, но фильм произвёл на меня такое шокирующее впечатление, что я буквально сползла со стула…

Это был мощный удар — короткий, быстрый и на всю жизнь. От этого уже никуда не спрячешься, никуда не убежишь, чем бы ни занимался… С того дня я ПРИШЛА в храм: четыре детоубийства должна «отработать». Мне Бог всё давал, миловал, как же мне отблагодарить за всё добро, что мне сделать, чтобы Ты меня простил, Господи?

Период внутриутробного развития ребенка от двенадцати до двадцати шести недель

Первые беседы я проводила в женских консультациях — было и страшно, и непонятно… Да и сейчас тоже непросто, ведь этому не обучают в вузах. Большая проблема — неприятие акушерским сообществом (хотя есть и отдельные исключения среди медиков) той истины, что с момента зачатия — это уже человек, живая душа, созданная Богом. Жизнь каждого зачатого ребёнка бесценна, тем более для России, которая занимает одно из первых мест в мире по количеству абортов. Врач может направить женщину, решившую прервать беременность, к психологу, если сочтёт нужным. Не сочтёт нужным — не направит, что чаще всего и происходит. В отличие от западных государств, где противоабортная пропаганда поставлена на несравнимо более высокую ступень, у нас нет закона об обязательном психологическом консультировании кризисных беременных. Например, во Франции женщине обязательно показывают УЗИ: мать видит, как её ребёнок двигается, шевелит ручками, ножками, а его собираются скоро лишить жизни. Конечно, это действует психологически очень сильно!

Благо, у нас есть зарубежные наглядные материалы — точные (даже по весу совпадают) макеты младенцев в утробе матери в разные периоды. И когда мы беседуем с женщиной, даём их подержать в руках. Много случаев уже было, когда после такой беседы женщины сохраняют ребёнка, хотя на них очень влияет их окружение. Есть и многочисленные фильмы на данную тему, информация всем доступна (в том же Интернете) — выбор и ответственность за женщиной и её семьёй.

Эти необычные четки, где каждая бусинка сделана в виде слезы с крошечным ребенком внутри, Елене прислала единомышленница из Бразилии

Самое прискорбное — то, что совершают детоубийство даже крещёные люди. Психологически нашим работникам бывает тяжело, поэтому у нас не все сотрудники выдерживают. Без сильной веры и молитвы здесь не обойтись. Женщины же сейчас достаточно агрессивны, особенно в тот момент, когда идут на аборт, и переубедить их очень трудно. Но надо, как говорит монахиня Нина (Крыгина), дать место действовать и Богу, то есть, нельзя всё брать на себя. (Монахиня Нина (Крыгина) - кандидат психологических наук, в прошлом – профессор Магнитогорского государственного университета, ныне – насельница Среднеуральского женского монастыря «Спорительница хлебов» - прим.ред)

Мы информируем, убеждаем, исходя из собственного печального опыта, предостерегаем, что просто забыть и отмахнуться от содеянного не получится, пусть не сейчас, но спустя годы — всё равно аукнется, называем вещи своими именами, говорим, что убийство остаётся убийством, и за него придётся отвечать. А остальное — на волю Божию.

В 2014 году телеканал Russia Today снял документальный фильм «Выбор», в котором Елена как сотрудник центр «Колыбель» стала одной из главных героинь. Долгое время СМИ не брались за освещение проблемы абортов в России, как будто не знали, какими словами говорить об этом. Можно сказать, что первые короткие телевизионные сюжеты, посвященные работе центров защиты материнства и кризисных центров для мам, начали приносить свои плоды. Теперь не только сотрудники православных, но и светских СМИ, говорят об абортах, об укреплении и поддержке семьи, об ответственном родительстве.

Борис Харченко, исполнительный директор Центра «Колыбель»:

– Для «Колыбели» этот фильм дал новый импульс к дальнейшему развитию просветительской работы. Самым сложным при реализации проекта стал подбор участников, героев фильма, ведь не каждый человек согласится говорить на тему аборта и сохранения ребенка. Трудно решиться рассказать о своем выборе на всю страну. Мы надеемся, что истории реальных людей, показанных в фильме, с их проблемами и принятыми решениями, повлияли не только на их дальнейшую жизнь, но и помогут зрителям. Честный разговор о сохранении жизни ребёнка и радости материнства позволит изменить отношение нашего общества к нерождённым детям и к многодетности.

Фильм «Выбор» стал одним из победителей V Международного фестиваля социальных технологий в защиту семейных ценностей «За жизнь-2014», который проводится при поддержке Благотворительного фонда святителя Василия Великого и является крупнейшим международным ежегодным форумом русскоязычного движения в защиту жизни детей до рождения.

Журнал Екатеринбургской епархии «Православный вестник» №115, 20014 год. В подготовке материала принимали участие Надежда Татаринова, Ксения Кабанова

Пожертвовать

29 января 2015г.
Просмотров: 2923