Антон Ганичев: «Идти в дом престарелых – это было осознанное решение»

История екатеринбуржца, который оказывает помощь пожилым и инвалидам на патронажных адресах и в доме престарелых...

Антон Ганичев садится в автобус. Только что он вышел с патронажного адреса и теперь отправляется на другой. Своей машины у него нет, полагаться можно только на общественный транспорт и свои ноги. А вечером его ждет вокзал, точнее автовокзал, рядом с которым дежурит Автобус милосердия. После помощи пожилым Антон находит время и силы на помощь бездомным. Педагог по профессии в определенный момент жизни он захотел помогать людям и оказался в Патронажной службе. О своем пути в милосердие, о подопечных, о трудностях и радостях в уходе за пожилыми людьми он рассказал нашему корреспонденту.

«Некому поднять человека с пола»

В следующем году будет 10 лет, как я пришел Православную Службу Милосердия. Уже не помню, услышал ли я о ней где-то или кто-то мне рассказал. Помню, что до прихода на собеседование я мог подолгу стоять рядом с каким-нибудь приютом, детской больницей или домом престарелых, заглядывать на территорию и думать. Думал о том, что я хочу что-то сделать для этих людей. Но что и как... Видимо, нужно какое-то время осознанно постоять возле забора, чтобы потом решиться.

Когда приехал на собеседование, чтобы стать добровольцем, то сразу сказал, что хотел бы помогать детям. Мне это было ближе и понятнее. Но присутствовавший на собеседовании духовник Службы, отец Евгений Попиченко сказал, что сейчас остро нужны сильные руки в патронаже. «Бывает, что некому с пола человека поднять». Меня это зацепило, и я отправился в патронаж.

Пока входил в разные детали по уходу за патронажными подопечными, то успел посетить разные направления Службы Милосердия. Это очень хорошо, потому что есть возможность попробовать свои силы в разном и выбрать свое. Был один раз в доме-интернате для детей-инвалидов, где в составе команды добровольцев помогал вывести детей на прогулку и сопровождать их там. Побывал в Автобусе милосердия и в доме для престарелых и инвалидов «Малахит».
Оказалось, что в доме для престарелых тоже очень нужна мужская помощь. И там случается, что человек упал, а в отделении только женщины, врачи и санитарки. Пока дождутся мужчину, под упавшего подкладывают какой-нибудь матрасик, укрывают его. Ждут. Вот я и стал туда регулярно приезжать. Выполнял всю санитарскую работу, плюс часть медицинских процедур, а потом освоил и полное купание людей в отделении.

«Один научил меня лаять, другой был профессором»

Каждый приезд старался кого-нибудь собрать и вывезти на прогулку. Люди там это очень ценят. Во время таких прогулок можно полноценно пообщаться с человеком. Даже если он не говорит. Был там один мужчина, который в детстве пережил заболевание спинного мозга. Вова. Он был лежачим (в параличе) и не говорящим, но все понимающим, мог гортанными звуками имитировать речь, отвечая тебе на вопросы или приветствуя. Однажды мы с ним выехали на прогулку, и к нам сразу же подбежали несколько собак. Оказалось, что они его знают и любят. А Вова общался с ними лаем, причем не таким, как бы изображал собачий лай человек, а самым настоящим. Собаки его понимали, а он смеялся в ответ. Он и меня научил немного этому способу общения.

Вову в пансионате навещали родители. Однажды я встретил маму Вовы на улице, и она рассказала, что супруг тяжело заболел. Она обмолвилась, что все никак не могут его помыть (а дни стояли жаркие). Я предложил: «Так давайте заедем к вам и искупаем его. Это было бы замечательно! Вове бы это понравилось». И мы поехали к ним, искупали папу. Отец был удивлен, что я от сына пришел к нему, как по наследству. Сейчас Вова уже умер. Я пытался найти его могилу, но пройдя всю секцию на кладбище, так и не нашел его.

Подопечные попадаются очень разные. Бывало, что подопечный попадался такой, что у тебя уровня знаний и образования не хватало, чтобы беседовать с ним. Так, например, на патронажном адресе я познакомился с профессором, которого знал весь город. Станислав Тимофеевич. Раньше он работал в Уральском педагогическом университете, его навещали студенты и ученики. Когда у супруги не стало хватать сил, чтобы ухаживать за ним, они обратились в Службу Милосердия. Сначала мы много общались, разговаривали, а с годами болезнь (Паркинсон) начала прогрессировать, общаться стали меньше. Вообще, вспоминая его, я понимаю, что в жизни бы вряд ли я пересекся где-либо с таким человеком.

«Успешный нищий и профессиональный бездомный»

Вот где бы я встретился с профессиональным и успешным нищим? Разве что на улице мимоходом. А тут была возможность узнать этого уникального человека. Действительно, уникального, без преувеличения. Его звали Александр. У него была огромная харизма, ведь чтобы просить деньги на улице, нужно особое обаяние и глубокое знание психологии человека. Я все пытался у него выяснить, каково это – стоять на улице и просить милостыню – а он рассказывал разные истории и смеялся. За день такой «работы» он мог насобирать месячную зарплату.

А его сосед, дядя Миша, пока был на ногах, проехал всю Россию, от Владивостока до Калининграда. Это был профессиональный бездомный. Он мог в каждом городе назвать места, где можно переночевать или получить еду. Какое-то время он прожил в рабстве в Дагестане, где трудился на частном заводике. При этом мог по этикету разложить столовые приборы, как в ресторане. Люди-легенды, которых помнят в пансионате до сих пор.

«Самое сложное – провожать людей»

Самое сложное – это предсмертные муки подопечного, всё остальное в служении с пожилыми людьми приносит радость. Но это... знаю, что некоторые новички именно из-за этого отходят от служения пожилым и немощным людям. На вопрос «почему ты ушел» они отвечают: «Мне физически больно находится там, где умирает человек». Я их понимаю. Когда ты месяц ухаживаешь за человеком, он начинает тебя считать родным, членом семьи, и у тебя к нему такое же отношение. Провожая, ты проживаешь кризис, и нужно время, чтобы пережить тяжесть расставания. Зато никогда не догонит выгорание. Ведь почти сразу ты подключаешься к помощи другому подопечному, которому остро она нужна.

Сейчас у Антона 7 патронажных адресов. Есть очень тяжелые подопечные, на которых, по словам Антона, «один идет как за двоих», то есть нагрузка вдвое больше, чем на обычных адресах.

Антон – очень сердечный человек. Например, подошло время ему идти в отпуск, а он даже и не собирается. Почему? «А кто за подопечными будет ухаживать? Как я их брошу?» Мы уже и временную замену ему искали, и некоторые подопечные были готовы мобилизоваться и самостоятельно пережить время отпуска своего помощника. Но Антон ни в какую, – рассказала руководитель патронажной службы Татьяна Курлаева. – Или еще ситуация. Недавно сопровождали наших подопечных в поездке в Ново-Тихвинский монастырь. Чтобы выехать в такое маленькое паломничество, нужно, чтобы Антон приехал и помог им собраться, выйти из дома, добраться до общего автобуса. И потом целый день нужно выносить, заносить, поднимать... На следующий день я предложила Антону взять выходной, но он отказался: «Вчера же был выходной» – недоумевал он. Такой вот добросердечный человек. Храни его Господь!

Паллиативная помощь оказывается в рамках гранта "Будем рядом", предоставленного Фондом президентских грантов.

Хочу помочь патронажной службе
20 декабря 2023г.