Быть лучом – любить, но не привязываться

Интервью с добровольцем в интернате для детей-инвалидов...

«Мне кажется, что добровольчество в большинстве случаев начинается с поиска способа изменить свою жизнь к лучшему, а это невозможно сделать, не меняя себя. Совершая одни и те же поступки, невозможно получать от них разные результаты. Как невозможно попасть в точку Б, если поезд идет по маршруту А. Надо делать пересадку. Не меняя себя, невозможно изменить мир вокруг себя. Будешь постоянно ходить по кругу, натыкаться на свою неудовлетворенность жизнью и собой при всем внешнем благополучии».

Наш сегодняшний собеседник уже четыре года в добровольчестве. Попробовал себя и в доставке, и в помощи одиноким пожилым людям во время пандемии, но главное его направление – «Помощь детям». Беседуем с добровольцем Андреем Смирновым и выясняем основные мотивы социального служения сегодня.

Андрей, расскажите, как вы пришли в добровольчество.

– Можно издалека? Я слишком долго не менял себя. Наверное, так можно и всю жизнь прожить до самой смерти. Но однажды я увидел, как плачет человек, боящийся увольнения с работы, на которой проработал всю жизнь. И дело было не в расставании с любимым делом или дорогими сердцу коллегами. Вовсе нет. Он просто больше ничего не умел. Ему казалось, что за воротами его предприятия для него не было дел. И от этого ему стало страшно. А ведь они были, на них только нужно решиться!

Однажды мне тоже пришлось решиться на изменения. Диагностировали у меня неизлечимую генетическую болезнь. Ничего смертельного, какое-то время вполне себе жить можно. Но вот только жить по-другому. Тут я понял, что это знак свыше. Мне как будто сказали: «Приди в себя. Это еще цветочки. Не опомнишься – постучим и в другое окошко». Вот и пришлось сначала полностью и уже навсегда изменить состав питания. Потом стали меняться и другие аспекты жизни. Я понял главное – количество изменений не ограниченно. У любых изменений, по счастью, есть приятный побочный эффект –расширение круга общения. Стал встречаться с разными интересными людьми. Кто-то, будучи менеджером, стал вдруг играть на сцене, преподаватель маркетинга стал музыкальным продюсером, домохозяйка – художницей, военный – политиком. Мой любимый статус ВКонтакте – «Любой может стать любым». А конечная цель всего этого – наполнение жизни смыслом. Альберт Эйнштейн сказал однажды важную вещь: «Стремись не к тому, чтобы добиться успеха, а к тому, чтобы твоя жизнь имела смысл».

Вот, двигаясь этим путем, я однажды и пришел в добровольчество. Интересно было посмотреть, чем они там, за забором, рядом с недостроенной церковью занимаются, может, знают секрет какой?

Вы попали на собеседование?

– Да, было собеседование с координаторами. Это был август 2019 года. Нам обозначили несколько направлений, где особенно нужна помощь добровольцев. Я выбрал доставку, ведь у меня есть машина, значит, я могу так помогать. В качестве второго направления выбрал «Помощь детям», решив попробовать что-то для себя неизведанное. Месяца полтора после заполнения анкеты я ничего не делал. Собирался сделать справки, пройти медосмотры, флюорографию и т. д., но суета поглощала. А потом нашел на это время, и началась работа. Одна из важнейших заповедей добровольца – «Чти день субботний». Пока тебя ведет привычная цепь жизненных событий, ты в принципе не можешь взглянуть на свою жизнь со стороны, а следовательно, не можешь и измениться. Поэтому нужно хотя бы на день в неделю вырываться из привычной круговерти, какой бы хорошей и положительной она ни была. О том, что реально существует такая заповедь, я знал, но вот смысл ее именно добровольчество и подсказало. После оформления справок я оказался в команде добровольцев, которые как раз по субботам навещали в приюте детей-инвалидов и гуляли с ними.

Все же почему «Помощь детям»?

– Наверное, потому, что я чувствовал, что мой личный ребенок (где-то глубоко в душе) жив и он хочет общаться с себе подобными, но при этом делиться тем, что умеет. Можно сказать, хотелось быть старшим среди равных. В детстве мне этого не хватило. Мы с мамой часто переезжали из города в город, мне приходилось каждый раз приспосабливаться к новой школе, к новому коллективу, но я не успевал заработать авторитет. Зато успевал реализоваться как новый хулиган: в дневнике всегда двойка по поведению, любимое место прогулок – за гаражами. Отца у меня не было, и я помню это ощущение неприкаянности, нереализованности. Наверное, поэтому, когда я вырос, то захотел для детей стать тем самым авторитетным взрослым, которому есть чем поделиться.

В направлении «Помощь детям» большинство сотрудников и добровольцев – это женщины…

– Да, мужчин здесь мало. И в доме-интернате для детей-инвалидов, куда я попал в качестве добровольца, мужчины – редкость. Этих детей окружают женщины – нянечки, врачи, воспитатели. Иногда мне даже казалось, что дети удивляются приходу мужчин. Но теперь я убежден, что для работы с особыми детьми нужны в принципе мужские качества – решимость, верность, воля, отчасти хладнокровие. И те мужчины, которые в добровольчестве есть, это замечательные люди. Вообще тут ты понимаешь, что это значит – быть мужчиной.

Почему именно такие мужские качества важны? Разве недостаточно сочувствия, умения проявить ласку, внимание?

– Знаете, когда я только туда шел, я думал, что встречу детей с небольшими отклонениями в развитии. Оказалось, что там есть очень «тяжелые» дети. Тут случайные волонтеры просто не смогут существовать. Потому что не с кем делать селфи, потому что слишком больно видеть таких детей. Детские болезни тяжелы и некрасивы со своими вывернутыми гиперкинезами руками и ногами и с закатывающимися глазами… И лежат они в кроватках с высокими деревянными бортиками, обитыми изнутри мягкой тканью, как гробики, чтобы они не повредили себе. Гнетущее впечатление. Эти дети прекрасны. Но разделить ребенка и его болезнь может не каждый. Есть там и вполне обычные ребята, просто ходят тяжело.

Чем же вы можете поделиться с такими детьми?

– Ну, несмотря на болезнь, это такие же дети. По большому счету болезнь ничего не должна менять в жизни детей. Фактически она, конечно, изменила все, но мы должны вести себя так, как будто болезнь оставлена за скобками. Дети не должны чувствовать себя плохо, с ними нужно общаться, играть. Внешне все радостно, но внутри этой радости должен быть большой труд. Например, тяжело максимально любовно общаться с человеком, но не привязываться к нему и его к себе не привязывать. Ты должен быть для ребенка лучом света, но таким лучом, который ребенок может спутать с любым другим. Потому что завтра ты можешь не прийти, придет кто-то другой. Однажды мы с девушкой-добровольцем играли с одним ребенком. Увидев нас, медсестра интерната сказала: «Ой, как здорово – оба родителя пришли!». А мы не родители, на нашем месте через неделю могут оказаться другие люди, которые также дадут этому ребенку внимание и любовь. А привязаться было бы проще, но последствия тяжелые.

У вас есть негативный опыт?

– К сожалению, есть. Однажды я ухаживал за тяжелобольной девушкой, с которой познакомился в паллиативной службе. Она ко мне привязалась душевно и поделилась: «Я хочу попытаться выжить» – «Ну, давай. Я буду приходить к тебе, буду помогать тебе зарядку делать». Я и приходил, потом купил смартфон, чтобы она могла выходить в интернет. Потом ее забрали домой родственники, мы созванивались, и она все время меня приглашала приехать к ней в гости (жила она в другом городе). Однажды я позвонил, взяла трубку женщина и сказала, что она умерла. И после этого у меня огромное чувство вины, что я так и не приехал. Это был мне урок, что не надо себя так вести. Привязаться очень просто, но в итоге тяжело, потому что в основе такого желания привязаться лежит тщеславие, «ах, какой я хороший и добрый». И доброволец должен за этим постоянно следить.

У нас в добровольческом чате даже был такой мем под названием «Все, я пошел бороться с тщеславием» и рядом уходящий человечек-смайлик. Потому что какой ты «хороший»? Что ты из себя представляешь? Ты просто должен делать то, что должен, и нужно это в первую очередь именно тебе.

А у вас были вопросы из серии «За что? Почему рождаются такие дети? Откуда страдания?» и тому подобное?

– Были, и другие сложные вопросы были, но решал я их параллельно с добровольчеством, потому что эти вопросы решаются через воцерковление. Если воцерковляешься, то приходит понимание «почему, за что и зачем». А еще появляется более устойчивый, чем сочувствие к нуждающимся, мотив для добровольчества. Ведь на одном сочувствии не выехать. Это же вообще интересный вопрос: почему когда-то человек находит силы, чтобы прийти и помогать, а когда-то он уже не чувствует в себе сил? Потому что должно быть что-то большее, чем просто жалость, сочувствие. Должен быть железобетонный мотив, который найти можно только в вере. Стоит только посмотреть на девушек-добровольцев, которые ездят кормить бомжей, обрабатывать им раны. Или на тех, которые в хосписе впятером переворачивают тяжелого мужчину, чтобы помыть его, поменять ему памперс. Откуда у них на это силы? Ведь у них же есть работа, семьи, они же тоже устают. Я понял, что единственный источник такой силы, такого мотива – от Бога. Больше их взять неоткуда.

В этом секрет добровольцев, который вас интересовал в самом начале?

– Да, в этом. А еще в том, что у добровольцев есть шанс меняться. Есть у них план личностного роста, нет ли, это уже не важно. Потому что по факту они растут, и это заметно. Все разные: студенты, преподаватели, бизнесмены, менеджеры, безработные, домохозяйки, айтишники, подполковники – и все пришли сюда. Это же удивительно! Ну ладно, один человек странный, ну, десять. Но когда сотни человек... Такие разные судьбы, разные люди и все в одинаковых красных футболках. А ведь еще есть сестры и братья милосердия – эти вообще добровольческий спецназ.

Почему вы в добровольчестве, вы уже сказали. А что дальше?

– О, это самый интересный вопрос. Самый твой большой враг – это ты сам. В тебе самом одновременно и рай, и ад. Об этом куча литературы написана. Получается, радость в твоей жизни напрямую зависит от того, разобрался ты с самим собой или нет. Для мужчины это вообще первоочерёдная задача. А ты не сможешь разобраться с собой, если не начнешь новых дел, если не станешь взаимодействовать с новыми людьми. В этом смысле добровольчество в чем-то похоже на бизнес, ведь каждый твой подопечный, каждое новое направление в добровольчестве – это новый проект. Многие, наверное, видели рекламу одного известного банка для привлечения предпринимателей: «Ты все делаешь не так. Продолжай!». Странно звучит, если что-то не так, то зачем продолжать? Но банкиры знают толк в психологии предпринимательства. Дело в том, что любое новое дело никогда не получится, пока ты в него не поверишь. А продается, как правило, лучше всего то, чего до этого никто не придумал, что-то новое. Это потом появятся соратники, команда. Но сначала будут страхи, сомнения, недоверие окружающих, которые будут тебе говорить, что ты все делаешь не так. И тут главное не сдаться, поверить в новое дело больше чем на 100 %.

Мне рассказывали об одной женщине, которая одна воспитывала ребенка. Он заболел, нужна была операция и дорогостоящее лечение. Мама – простой учитель. Понимая, что ей предстоит длинный марафон, где на каждом этапе нужны будут деньги, она уволилась и стала риелтором в сфере коммерческой недвижимости. За два месяца прошла курсы, специально бросалась на самые сложные заказы и в конечном итоге сумела договориться с одним застройщиком о поиске покупателя на торговый центр. Комиссия там была такая, что она оплатила операцию ребенку, а дальнейшая реабилитация с ее новыми навыками уже не была для нее финансовой проблемой. Если бы кто-нибудь за год до этого сказал ей, что она станет одним из лучших продавцов коммерческой недвижимости в одном из столичных городов, она бы просто покрутила пальцем у виска. От отчаянья она просто на краткий миг сошла с ума и допустила невозможное. Поверила в него. А потом стала упрямо, настойчиво подгонять свои действия под воображаемый результат.

Вера создает для человека уверенность в невозможном. Да, бывает люди умирают. Но здесь, в Службе Милосердия, мы видим, как, казалось бы, безнадежные больные выздоравливают. Как усыновляют больных и здоровых детей. Мы видим силу человеческого духа, настоящее, а не показное милосердие, исходящее от самых обыкновенных людей. Это неисчерпаемый источник для собственного духовного роста, постоянного изменения себя. Я нашел себе занятие на всю жизнь. Даже сам по себе путь к смыслу своей жизни уже делает эту жизнь полной, а реализация себя – это уже настоящая радость.
Как стать добровольцем

Хочу помочь детям
20 января 2023г.