Работа во имя спасения жизни

Что изменилось в направлении пролайф за двадцать лет...

На этой неделе на сайте Службы Милосердия закрылся сбор в благодарность спасателям детских жизней. А встреча, посвященная 20-летию Центра защиты семьи «Колыбель», состоялась 22 сентября. На ней собрались сотрудники и добровольцы самых разных лет. Было много радости от встреч, много воспоминаний и даже слез. Все-таки в дело спасения детских жизней эти люди вкладывали свои взрослые жизни, силы, надежды и любовь.

Команда первых

Духовник Центра протоиерей Евгений и матушка Ольга Попиченко подарили гостям тепло своих сердец и выразили свои любовь и уважение в литературно-музыкальном вечере, состоящем из песен репертуара Анны Герман и стихотворений Роберта Рождественского. За праздничным столом самый первый руководитель Центра Наталья Ивановна Петрова поделилась своими воспоминаниями, как это все начиналось. Потом подхватили другие сотрудники. Были и смех, и слезы, и огромная благодарность друг другу и батюшкам (отцам Евгению Попиченко, Димитрию Моисееву и Димитрию Ваулину). И общий лейтмотив каждого рассказа: «Какое же это было счастье – быть частью "Колыбели", несмотря на все трудности и искушения!»

Единственный бессменный сотрудник, который участвовал в создании «Колыбели» в июне 2002 года и трудится на благо женщин и детей на протяжении всех этих 20 лет, Лариса Михайловна Рябкова, поразила рассказом о том, сколько нынешних проектов Православной Службы Милосердия были основаны и запущены в разные годы «Колыбелью».

Мы попросили Ларису Михайловну рассказать о том, как, с кого и с чего начиналась «Колыбель» и что изменилось за прожитые 20 лет. И Лариса Михайловна смогла нас удивить – в теме абортов изменилось очень многое. Но главное – это то, что дети, чья жизнь когда-то была под вопросом, сегодня живут.

Первому малышу, мама которого передумала делать аборт после встречи с психологом ЦЗМ «Колыбель», скоро исполнится 20 лет. За судьбой ребенка сотрудники и специалисты Центра защиты семьи «Колыбель» специально не следят. Да и вообще зачастую не знают, какой выбор после консультации сделала мама. Поэтому каждая весточка о том, что малыш все же родился – это особая радость:

– Центр защиты материнства «Колыбель» появился не по распоряжению, это была личная инициатива, боль и желание работать в этом направлении нескольких людей. Как всё начиналось...

Начну немного издалека: отец Димитрий Моисеев, первый духовник «Колыбели», служил в храме Рождества Христова на Уралмаше, принимал активное участие в жизни воскресной школы. Думая о том, как поддержать православные семьи, он организовал занятия для родителей учеников воскресной школы на тему воспитания детей. Мы с моей подругой и сокурсницей Леной Герасевич провели для взрослых пару занятий, а вскоре мне предложили принять участие во встрече тех, кто обеспокоен состоянием семей и огромным количеством производимых абортов.

Так мы и собрались летним вечером в воскресенье 17 июня 2002 года: отец Димитрий, врачи акушеры-гинекологи Наталья Ивановна Петрова и Ираида Вячеславовна Воронова, мы с Леной как психологи и некоторые прихожане. Встретились, чтобы обсудить, что мы вообще можем сделать. Ситуация на тот момент была не из простых. Это сегодня аборты и их последствия активно обсуждаются, многие знают, что аборт – это убийство, в интернете любой желающий может познакомиться с тем, как развивается малыш во время беременности. В государственных женских консультациях есть врачи и психологи, которые стараются сделать всё, чтобы ребенок появился на свет есть государственные и негосударственные программы поддержки врачей, стоящих на защите жизни до рождения есть программы комплексной помощи женщинам...

2010 год

А тогда в далеком 2002 году многие люди недоумевали: «Зачем вообще кого-то отговаривать от аборта. Хочет женщина – пусть делает». Самое печальное, что аборты делали вплоть до 22 недели по так называемым социальным показаниям, которых было множество (около 20 пунктов: учеба, жилплощадь, семейное положение…) – если хочешь, то обязательно найдешь формальное оправдание. Но мы были в корне не согласны с тем, что происходит, потому что такое положение приводило к безответственному поведению не только по отношению к неродившемуся ребенку, но и в отношениях мужчины и женщины. Как не соглашались и с тем, как ребенка называют – эмбрион, сгусток клеток, плод – как бы забывая о том, что это настоящий ребенок, человек с самых первых секунд жизни.

Когда мы собрались, то стали придумывать разные варианты работы над проблемой. Были и споры, и «горячее обсуждение», и где-то непонимание, но самое главное, что мы были единомышленниками. Мне кажется, что вообще наша встреча была очень промыслительной.

2011 год

Так на первых порах сформировалось два направления работы: консультационное с оказанием материальной поддержки в виде вещей, колясок, кроваток… и просветительское (мы разрабатывали листовки, проводили выставки, лекции и занятия, писали обращения, впоследствии стали выпускать газету «Родные мои», снимать фильмы).

О первом родившемся ребенке мы узнали совершенно случайно. Его мама уходила после консультации, и было непонятно: будет сохранена беременность или нет. А через некоторое время наш психолог встретила эту женщину на улице и узнала, что ребенок родился и мама очень счастлива.

2012 год, монахиня Нина (Крыгина)

В начале консультировали на нескольких приходах, а потом стали искать пути взаимодействия с женскими консультациями. Было очень тяжело. Многие врачи не понимали и как бы говорили: «Вам делать нечего? У людей проблемы, некоторым жить негде, есть нечего. А вы тут каких-то нерожденных младенцев спасаете», конечно, не так напрямую, просто это считывалось в их поведении. Недавно вышел фильм «Право выбора», так вот в нем показано, какой была атмосфера во врачебной среде. Сами беременные женщины лучше шли на контакт. Мне кажется, что женщины вообще ищут и ждут поддержки, особенно если они сомневаются.

Нередко можно услышать обвинения в адрес врачей, мол, они во всем виноваты. Но если посмотреть на обучение будущих врачей, то мне кажется, что проблема закладывается в их сознании именно на этом этапе. Раньше вообще не рассматривались какие-то альтернативы, если у женщины во время беременности возникали проблемы. Можно сказать, приговор был один: аборт. Сегодня ситуация меняется. Сейчас многие врачи задумываются над тем, что можно сделать, чтобы женщина выносила и родила ребенка, стараются помочь ей. Работают врачи, которые отговаривают женщин от абортов. Да и вышеупомянутый список социальных показаний к аборту на поздних сроках официально сокращен до 1 пункта: если доказано, что беременность наступила в результате изнасилования и женщина настаивает на аборте, то его сделают (это я говорю про государственные больницы, а не частные клиники, где могут сделать все за твои деньги). И вообще в ситуации с абортом не стоит «сваливать» всё на врачей, очень важна позиция самой женщины. Нередко ей просто не хочется брать ответственность на себя за свои поступки, гораздо легче сказать: «Врачи заставили» или «Мне ничего не сказали...»

Ситуация изменилась и в восприятии ребенка самими родителями. В самом начале работы мы проводили опрос на тему беременности и родительства, в котором был такой вопрос: «На Ваш взгляд, во время беременности когда ребенок становится ребенком?». Варианты ответов были: «В момент зачатия», «Во второй половине беременности», «В момент родов» и так далее. Примерно 25 % мужчин ответили, что это происходит в момент родов. Сегодня больше информации, в интернете можно понедельно видеть, как развивается ребенок, как он меняется в животике у мамы, что он умеет. Благодаря такой просветительской работе мировоззрение людей постепенно меняется. И сейчас нельзя сказать, что родители «чего-то не знают» или «их убедили врачи». К нам в центр обращались женщины, которым после диагностики предлагали сделать аборт, говоря о том, что ребенок родится с отклонениями, но они все равно этого ребенка родили. Взяли на себя эту ответственность. Хотя есть и случаи, когда женщины, считающие себя верующими, прикрылись этим доводом: «Врачи сказали, что ребенок больной, будет инвалидом… Ничего не поделаешь». Всё же очень многое зависит от женщины и мужчины. Ответственности с родителей никто никогда не снимет. Как не снимается она и с тех, кто оказывается свидетелем или участником этого выбора.

Сегодня в Центре «Колыбель» развито направление социальной, юридической и гуманитарной помощи кризисным беременным женщинам. Есть специалист по социальной работе, есть и налаженная работа с Центром гуманитарной помощи, куда мы направляем женщин, нуждающихся в поддержке вещами. А когда мы начинали, то коляски, кроватки, памперсы и одежда для малышей появлялись спонтанно. Например, владелец магазина одежды для детей или беременных мог приехать и отдать остаток коллекции. Или был у нас благотворитель, который раз в неделю привозил в Центр молочную продукцию, которую мы тут же раздавали молодым мамочкам, и можно сказать, что Центр на один день превращался в филиал «молочной кухни». Или люди привозили новые коляски для малышей. Господь чудесно помогал всегда! Женщинам, которых мы консультировали, мы давали телефоны и говорили: «Если нужна помощь, любая, звоните!». Чаще всего звонят самые нуждающиеся, а в основном женщины, решившись на рождение ребенка, самостоятельно справляются с жизненными задачами, которые когда-то они считали проблемами.

Спасенный ребенок, мама Даша

Периодически мы получали письма от женщин, которые когда-то стояли перед выбором: рожать или нет. Вот одно из таких писем:

«Во время учебы в институте я встречалась с парнем, однажды он меня сильно избил. Тогда я поняла: такой мне не нужен, и решила с ним расстаться. А вскоре узнала о беременности и решила: только аборт. В поликлинике меня отправили к консультанту, который удивительным образом уговорил меня родить ребенка. Нелегко было эти девять месяцев, т.к. близкие от меня отвернулись, поддержки не было. Но после рождения малыша ситуация кардинально изменилась: парень стал любящим отцом и мужем, родные приняли и меня, и ребенка. Вскоре я снова забеременела и решила, что не готова к рождению еще одного, т.к. еще не закончила учебу, да и окружающие твердили, что «сейчас не время». Пришла в женскую консультацию и опять попала к этому же специалисту, что и в первую беременность, тогда поняла, что об аборте не может быть и речи. После рождения второго ребенка у нас улучшились жилищные условия, хорошая работа. Кто-то скажет – чудеса, наверное, да! Как в поговорке: «Бог дал ребенка, даст и на ребенка». А потом родился еще один малыш, и я очень благодарна вашему центру за всё, что у меня есть сейчас. Спасибо за то, что вы делаете!»

Или такая записка, переданная сотрудниками храма: «Спасибо большое! 12 лет назад вы мне помогли, поддержали, дали коляску. Сейчас моему сыну 12 лет». Мы не знали, какое примет решение женщина после нашей консультации. Иногда отпускаешь ее с тяжелым сердцем – наверное, прервет она беременность, – а потом смотрим, а она с колясочкой гуляет.

Общее фото на память

Сегодня многие ветераны «Колыбели» уже на пенсии, воспитывают внуков. Кто-то продолжает консультировать уже частным образом, потому что сердце не устало, откликается на чью-то боль. Мы не знаем, сколько детей родилось благодаря работе специалистов центра «Колыбель», это не столь важно. Главное, что есть те, кто увидел этот мир, хотя этого могло и не произойти. Да и у самих сотрудников Центра защиты семьи и материнства за годы служения родилось более 40 детей или внуков. Слава Богу за всё!

Беседовала Ксения Кабанова

07 октября 2022г.