«Поможем ближнему – спасемся сами»

Мотиватор...

Отец Андрей Канев не только настоятель храма в честь Владимирской иконы Божией Матери на Семи Ключах города Екатеринбурга, но и духовник центра реабилитации детей-инвалидов, а также других просветительских и благотворительных проектов, друг Православной Службы Милосердия.

Но сегодня мы поговорим с батюшкой о милостыне и бездомных. Он считает, что тема эта, скорее всего, очень простая, а мы ее по-человечески усложнили и надумали.

– Все на самом деле просто. Кто такие бездомные люди? Это люди, которые по попущению Божию потеряли дом. Если они к нам пришли, значит, их привел Господь. И традиционно в русской культуре такие люди воспринимались (и это отражено и в классической, и в духовной литературе, и в народном творчестве) иначе, чем сейчас. Их не осуждали, не гнали палкой, не рекомендовали сослать куда-нибудь на черные работы.

Что значит человек, потерявший жилье? Ведь он потерял не жилье, он себя потерял. Мой родной брат работал участковым милиционером, и у нас однажды произошел хороший разговор как раз на эту тему. У меня были свои наблюдения за бездомными, и я хотел услышать его мнение как профессионала, который тоже имеет с ними дело. Он сказал: «Это очень гордые люди». И это сыграло просто точка в точку, струна в струну, звук в звук с моими наблюдениями. Это очень гордые люди. И чтобы эту гордость сломать, Господь попускает человеку потерять дом, потерять свой нормальный человеческий облик, потерять нормальный образ жизни – не делает так, а попускает! Эту гордость не исправить какими-то человеческими силами.

Как к таким людям относиться? Как к страдающим грешникам. Они уже опустились. У них, скорее всего, нет возможности вернуться обратно в нормальную жизнь, скорее всего, они умрут где-нибудь под забором. Только тут становится другая проблема. У Василия Розанова есть интересный рассказ, в котором описана следующая ситуация. Некий страдающий мужчина приходит с сыном к священнику, жалуется ему на жизнь, тот его слушает, утешает – по-простому, по-сердечному, потом достает гривенник и дает ему. И этот мужчина, взяв гривенник, выходит и думает: «Решились ли мои проблемы?». Там такая неоднозначная ситуация, что священник то ли откупился, то ли еще что.

И когда я сам попадаю в ситуацию, что надо чем-то человеку помочь, то становится понятно, что рублями проблемы этого человека не решишь и совесть свою не усыпишь. Тут не должна их гордость встретиться с нашей гордостью. Пришел грешник – помоги ему, чем можешь, вот и все. Мы забываем о Том, Кто управляет всем этим процессом. Этим процессом управляет Бог Всемогущий, Вездесущий, Любящий, бесконечно Человеколюбивый, Всеблагий.

Помните – Лазарь и богач? Что, Богу было трудно дать Лазарю деньги? Нет. Знаете, почему Лазарь умер именно так, под забором у богача? Потому что, если бы у него были деньги, он бы не спасся. Это промысел Божий о человеке. Тот самый бомж, блудница, вор, кто-то еще – это все дети Божьи, их тоже Господь любит, и Своим Промыслом ко спасению приводит. А мы рассуждаем, как фарисей: «Мы – не как прочие человецы: блудники, грешники, мытари». Но мы не знаем, как этих мытарей приведет Господь ко спасению. Если у меня в кармане есть только 10–20 рублей, а остальное – бумажки с телефонами прихожан, то я должен отдать то, что я имею – и все. На этом моя задача закончена. Мы должны понять ограниченность своих возможностей: я не могу решить проблемы этого человека, потому что их решает Бог вот этим его мытарством.

А я должен: есть деньги – дать, есть хлеб – дать, есть шуба – дать, есть лишняя рубашка – дать по заповеди. А мы по гордости своей и по какой-то искривленной мыследеятельности рассуждаем: «Дам деньги – пойдет пить, дам хлеб – выбросит, дам рубашку – продаст». Так это мы что за христиане такие стали? В Евангелии говорится точно: «Просящему у тебя дай и от хотящего занять у тебя не отвращайся». Все. А остальное предоставь Господу.

Я тоже этими мыслями болел, и меня один мальчишка хорошо проучил. Стою в булочной и покупаю хлеб. Тут мальчик: «Дяденька, дяденька, дай денег!». У меня сразу мысли: «Вот, токсикоман, на клей просит, на сигареты».

Я ему говорю: «Будешь хлеб?». Он отвечает: «Буду». Я покупаю ему хлеб, а он с такой жадностью впивается в эту булку, что становится понятно: он на самом деле несколько дней не ел! Мне было стыдно – я готов был сквозь землю провалиться. Неважно, что он токсикоман – он есть хочет! И Христос нас будет на Страшном Суде судить не за нашу новую русскую странную религиозную философию, а за то, помогли мы этим меньшим или не помогли. Вот и все. Все просто. А когда я начинаю думать: «Дать – не дать?», – это ведь уже пошли мои проблемы, это не его проблемы, он просто есть хочет.

И здесь надо понять, что это не нищие кровь нашу пьют, а это мы имеем возможность, благодаря им, избавиться от смерти. Потому что милостыня избавляет от смерти, как говорит Священное Писание. Мы друг другу нужны: они за счет нас выживают, а мы за счет них спасаемся. Не дай Господь нам оказаться на улице самим, чтобы какой-нибудь «благочестивый» человек не сказал нам: «А что этому жлобу давать?».

Если говорить о детях, живущих на улице. Мы, христиане, должны особенно остро понимать, что живем в очень сложном обществе. Что в наше время детей на улице в процентном соотношении гораздо больше, чем во время войны. Больше! Это – болезнь общества, болезнь семьи. Государство на сегодняшний момент не в состоянии решить эти вопросы. Если ты возьмешь ребенка за руку и отведешь домой, ты увидишь, ОТКУДА он сбежал. А там – пьющая мама. Я не умею и не хочу относиться к этой ситуации так, что: «Ты подохни, но иди к маме». И я не думаю, что мы – такие скорые, молодые, модные – сможем остановиться возле такого ребенка, сказать: «А ты кто? Как тебя зовут? А ну-ка, пойдем в Центр реабилитации и временного пребывания несовершеннолетних или к участковому». Это, наверное, очень высоко, но я так делать не смогу.

Государство может и должно эту социальную сферу восстанавливать. Мы должны как Церковь при необходимости освящать это, но не замещать собой государство. У нас для этого нет ни денег на строительство приютов, ни специалистов, ни средств. Государству легче спихнуть это на Церковь, а деньги потратить на полеты в космос. Священник должен идти к любым людям, которым он нужен, которые его ждут – и к богачам, и к беднякам.

03 сентября 2021г.
Просмотров: 148