«Каждую ночь я плачу и мечтаю увидеть сына»: на Урале многодетной матери не отдают ребенка из-за отсутствия собственного жилья

Сын Елены находится у опекунов, но забрать его женщина не может уже год...

Елене Мокшиной 47 лет и она живет в Серове вместе с четырехлетним сыном Максимом. На первый взгляд, обычная семья, но здесь все не так-то просто. Каждую ночь женщина плачет по своему восьмилетнему сыну Егору. Она не видела мальчика уже четыре года, сейчас он находится у опекунов в Воронеже. Уже год свердловчанка пытается вернуть Егора, но, по ее словам, соцслужбы делать этого не хотят. Мы съездили в гости к Елене, чтобы узнать ее историю получше.

Счастливое прошлое

Темноволосая женщина, укутанная в черный шарф, машет нам, пока мы подъезжаем к деревянной двухэтажке. Елена ждет нас у подъезда.

– Тут у вас так зелено, как в парке, – замечаю я.

– Дом хоть и старенький, зато в центре города. Тут тихо и спокойно. Машины не ездят, только скорая помощь – тут рядом больница, – отвечает наша спутница, пока мы поднимаемся в квартиру на первом этаже.

На пороге уже стоит четырехлетний Максим, младшенький Елены. Он тоже ждал маму и гостей. Проходим на кухню. Ремонт не свежий, но в комнате уютно и чисто. По словам хозяйки, раньше в этой двушке жили пенсионеры с животными. Пришлось все отмывать, чтобы привести здесь все в порядок.

– У меня пять детей: старшему 27, дочерям 26 и 17, Егорке - 8 и вот Максимке нашему 4 исполнилось, – перечисляет Елена и показывает на холодильник, где магнитиками выложены имена детей. – Семнадцатилетняя дочка живет с папой здесь в Серове, хочет ко мне. Но ее отец не отпускает, говорит, будет свое жилье, тогда – пожалуйста.

Елена Мокшина родилась и выросла в Молдавии, а замуж вышла за парня из Серова. Так и оказалась на Урале. У молодых сразу появились погодки, через несколько лет еще одна дочка. Так и жили счастливо, пока муж не ушел к другой женщине. В одночасье Елена стала матерью-одиночкой, развод переживала тяжело. И спустя только девять лет она смогла довериться другому мужчине. Родился Егорка, но и тут семьи не получилось. Зато дети были рядом и поддерживали.

Старшая дочь жила в Воронеже с молодым человеком. Чтобы подбодрить маму, девушка пригласила ее с Егоркой погостить. В Воронеже Елена прожила несколько месяцев. За это время познакомилась с мужчиной и начала устраивать личную жизнь. Но беда пришла, откуда не ждали.

«Приходилось выживать»

В один из дней в квартиру постучали. На пороге стояли силовики в форме – молодой человек дочери попался на хранении наркотиков. Квартиру обыскали и нашли еще несколько заначек. На всех троих завели дело по статье 228 УК РФ – «Незаконные приобретение и хранение растений, содержащих наркотические средства».

Елена уверяет, что не знала, чем занимался ее зять. А когда поняла, что сожитель дочки не чист на руку, было уже поздно. Суд дал каждому по три года.

– Когда меня забрали в СИЗО, Егорку отправили в детский дом. Я очень не хотела, чтобы он там был. Мне предложили временно отдать его под опеку в семью, и я согласилась. Все же лучше, чем в приюте. А в изоляторе узнала, что снова беременна. Меня все отговаривали рожать. Просили избавиться от ребенка. Но я не могла взять еще один грех на душу, – уже плача продолжает Елена, прижимая Максима к груди.

Мать и дочь попали в Нижнетагильскую женскую колонию. Там родился Максим. Эти три года для Елены стали испытанием: каждый день она показывала младшему сыну фотографии Егора и считала дни до конца срока.

– Мне приходилось там выживать. Было постоянное психологическое давление, с ребенком на руках в колонии очень тяжело. Но у меня была мечта собрать всю свою семью вместе, и я не могла сдаться. С собой всегда носила фотографию Егорки и показывала ее Максиму. Я до сих пор плачу каждую ночь и мечтаю увидеть сына, – закончила Елена.

Под конец срока женщина узнала, что теперь у нее нет жилья. После развода с первым мужем у нее оставался дом в Серове. Но бывший супруг умудрился его продать. У Елены тогда опустились руки. Но в колонии ей подсказали адрес кризисного центра «Нечаянная радость», где помогают женщинам в трудной жизненной ситуации. Волонтеры приюта встретили Мокшину, когда та выходила из колонии, и поселили у себя в центре.

«Я верну Егора»

В «Нечаянной радости» Елена провела полгода, там помогли адаптироваться к жизни после тюрьмы. Но многодетная мать решила вернуться в Серов, сняла квартиру. Жилье было в разбитом состоянии, не было ни мебели, ни бытовых вещей. Помогли прихожане местной церкви. Но сердце было не на месте, ведь сын Егор по-прежнему где-то далеко.

– Как освободилась, я начала сразу же звонить в службу опеки Воронежа. Мне говорили, что я могу его забрать, только когда у меня появится свое собственное жилье. Я умоляла дать возможность хотя бы поговорить с ним по телефону или пообщаться с опекунами, узнать как он, – снова плачет Елена. – Но мне не разрешили. Сказали, пока у меня не будет собственного жилья, мне с ним видеться не дадут.

Купить свое жилье у Елены возможности нет. Живет она на пособие на младшего ребенка – 5613 рублей, работает на двух работах: уборщицей и сиделкой. Мечтает купить в Серове дом с огородом, а также вернуть Егора. Ему недавно исполнилось восемь лет, и мальчик должен пойти в первый класс. Женщина надеется, что сама сможет отвести сына в школу.

Мы дозвонились до Отдела опеки и попечительства, управы Центрального района городского округа города Воронежа.

– Елена может забирать ребенка хоть сейчас. Она не лишена родительских прав. Мы готовы оформить документы, – ответила нам по телефону Елена Бережная, начальница отдела.

На вопрос, почему ей не давали общаться с ребенком, отвечать не захотели. Также отрицают, что отказывали Елене возвращать Егора, пока у нее нет жилья.

Православная Служба Милосердия уже открыла сбор, чтобы купить жилье для Елены Мокшиной и ее детей. Если вы хотите помочь ей, переходите по ссылке либо нажмите на кнопку "Пожертвовать".

Пожертвовать

Источник: сайт KP.RU от 25.05.2020 Каждую ночь я плачу...
28 мая 2020г.
Просмотров: 413