Давление подскочило, а таблетки с собой нет

Милосердие как средство от инсульта...

Случилось мне на работе задержаться. Это роскошь в разгар пандемии. Не всякому удаётся вообще в офис попасть, не то что бы там задержаться. И мог бы дольше работать. Но что-то пошло не так.

Я достаточно здоровый человек. Болею очень редко. И даже про то, что с головой случается от скачков артериального давления, узнал только когда мне было уже за сорок. Катался на лыжах в горах и внезапно почувствовал головную боль такой силы, что упал на снег, причём как был, прямо в лыжах. В местном медпункте юный фельдшер, обернув мою руку манжетой от нового японского аппарата, поморщил лоб и вынес вердикт, что причина головной боли – запредельно высокое артериальное давление. Именно с того памятного дня я веду отсчёт своего знакомства с приборами для измерения давления и таблетками.

Но где-то в глубине души я всё же надеялся, что это не навсегда. Что я ещё молод и силён, а давление и головная боль – это случайность, как внезапный летний снег или гроза зимой. Именно поэтому, наверное, не ношу с собой никаких таблеток. И зря. Словно коварный ночной тать, высокое давление раз в полгода подкарауливает меня в самое неподходящее время и в самом неожиданном месте. На эти встречи всегда приглашена в качестве почётного гостя головная боль. Острая, ослепляющая, лишающая возможности мыслить. И вот тогда я вспоминаю о таблетках и о том, что моя самоуверенность когда-нибудь приведёт меня, в лучшем случае, на больничную койку.

В этот раз всё случилось прямо за рабочим столом. От подскочившего давления резко заболела голова. Ну что же, думаю, хорошо хоть рабочий день закончился, а головная боль, получается, – повод уйти с работы вовремя.

Иду к машине, а боль постепенно нарастает, заполняя черепную коробку. Сажусь, завожу, еду. Те, у кого такое происходит, соврать не дадут – головная боль бывает просто невыносимая. Еду и чувствую, что мир в трубочку сворачивается, сужается до размеров ветрового стекла. Одна радость – ехать осталось всего пять минут. А там, дома, заветная таблетка от давления. Маленькая, овальная, с поперечной канавкой, чтобы легче было пополам разломить. До неё, до родимой, уже меньше пяти минут осталось.

Но надо ехать. А машин вокруг, как нарочно, много. Люди через дорогу, как гуси по деревне бегают, перекрёстки потоки машин закручивают, светофоры перемигиваются. Надо собраться, ненадолго, только минуты бы на три, а там – дом, стакан, таблетка. И тут приходит светлая мысль, которая появляется в положении, близком к безвыходному, – помолиться!

Фото из открытых источников

«Господи Иисусе Христе Сыне Божий, помилуй мя, грешного!»

Да, Иисусова молитва. Снаружи короткая, а содержания – на три объёмных тома. Кто знает, тот поймёт. Ну а когда у тебя болит чего, это твоей мольбе поневоле искренности добавляет. Потому чувствую, что от души воззвал. Но головная боль не отступила. Даже хуже стало.

Как так? Вроде не такой эффект должен был быть! А сам к предпоследнему перекрёстку подруливаю. Впереди, на дополнительной секции, останавливается старая японская «праворукая» машина. Настолько ветхая, что марку уже и не определить. Наконец для нас загорается стрелка на светофоре. «Японка» трогается, и в этот момент у неё левое колесо со ступицы соскакивает и улетает в сторону. Прямо под колёса встречного потока машин! Ну, думаю, справа бордюр, слева плотный ряд стоящих машин, придётся разрешающую стрелку пропустить. Потом как-то объезжать этого бедолагу. Только бы с моей головной болью на этом перекрёстке не лечь костьми.

Но помереть не пришлось. Открывается в этой трёхколёсной машине дверь и выходит водитель. И оказывается, что водитель – девушка. На симпатичном бледном лице написаны испуг и недоумение. Руками разводит, смотрит по сторонам растерянно. И тут я понимаю, что объехать её не удастся, потому как она ещё и беременная. Причём срок, судя по натянувшейся кофточке, уже приличный.

Фото из открытых источников

Что делать? Включаю свою «аварийку» и бегу к накренившемуся авто. Смотрю – шпильки-то целые, рядом гайка. Ага, значит где-то неподалёку остальные. Бегу назад по проезжей части дороги. Водители сигналят, мужик из троллейбуса мне какие-то фигуры из пальцев показывает. Но нахожу-таки эти гайки. Три из четырёх – это победа! Неизвестно откуда взявшийся молодой человек приволакивает сбежавшее колесо. Думаю: как хорошо, что парень этот рядом оказался – подмога мне будет. Вместе с ним повторяем беременной автолюбительнице, как заклинание: «Вы не волнуйтесь, дело житейское, подумаешь, колесо. С каждым может случиться. Главное – не нервничать».

Ну, где у неё домкрат, девушка, понятное дело, не знает. Кидаюсь в свою машину, перепарковываюсь. Пытаюсь достать домкрат. Он под запаской, запаска под винтом, винт под крышкой пола, на ней всё барахло, за зиму там скопившееся. Складываю задние сидения, сдвигаю барахло в салон, достаю запасное колесо. Вытаскиваю домкрат, надеваю маску медицинскую. А как же, времена, сами знаете, какие. Несусь к потерпевшей. Нечаянный напарник времени зря не терял. Смотрю, знак аварийной остановки поставили – на перекрёстке вещь необходимая. Из ближайшей шиномонтажки пожертвовали нам «балонник». Начинаю поднимать машину, она падает. На «ручник»-то никто не поставил. И снова успокаиваем автоледи: «Бывает, кто же в таких случаях машину на ручной тормоз ставит. Но вы поднимите его на всякий случай». Со второй попытки машину подняли, стали ставить колесо. Оказалось, гайки неродные, с резьбы срываются. В условиях автосервиса ещё как-то можно наживить, а на перекрёстке с простым балонным ключом не получается. Но тут приехал мужик, видимо, родственник или кто-то из близких девушки, принёс старые ржавые гайки, они, как ни странно, подошли лучше.

В общем, в четыре руки колесо прикрутили. Этот подоспевший на подмогу мужик пытался нам с парнишкой деньги вручить зачем-то. Не знаю, может от избытка чувств. Мы ему посоветовали их себе оставить, кризис всё-таки на дворе. В итоге, видим, девушка уже на мир смотрит и улыбается, а ещё она вроде как успевает туда, куда до этого торопилась. Мужик этот тоже, чувствую, рад, что не бросили мы его подопечную, да ещё и денег не берём. Вера в людей у них как-то резко усилилась. В общем, хорошо стало всем.

Пошёл обратно к своей машине. Сел за руль и только в этот момент понял: а голова-то не болит. Совсем не болит, как будто и не болела никогда. И настроение улучшилось, и солнце, оказывается, светит. Еду домой и думаю: вот как ЭТО работает!

Андрей Смирнов, доброволец Православной Службы Милосердия
12 мая 2020г.
Просмотров: 223