10 лет Службе добровольцев

История в лицах. Ольга...

Когда появилась в Екатеринбурге Служба добровольцев, и кто стоял у ее истоков. Топ самых интересных добровольческих придумок и самых сложных задач. История в лицах и фактах, рассказанная теми, кто был руководителем добровольцев. Представляем серию добрых портретов к 10-летию Службы добровольцев Православной Службы Милосердия Екатеринбургской епархии.

Ольга Варганова, исполнительный директор Православной Службы Милосердия в Екатеринбурге 10 лет назад стояла у истоков того, что сегодня называется Службой добровольцев:

– Все началось с моего желания стать добровольцем. На тот момент я была абсолютно светским человеком и искала применение своему освободившемуся времени и желанию помогать людям. Почему-то тогда я была уверена, что мне нужно с этим моим желанием идти именно в Церковь. И не ошиблась.

Через короткое время моего добровольчества мне предложили попробовать систематизировать, упорядочить и развить служение помощников. Так в марте 2010 года появилась Служба добровольцев милосердия. В нее сразу вошли примерно три десятка активных прихожан храма целителя Пантелеимона, в котором служил отец Евгений Попиченко, руководитель и духовник Службы.

На уровне прихода добровольцы помогали еще с 2002 года: кто-то нес служение в ГТБ№36, нуждающимся на дому, кто-то организовывал приходские праздники и мероприятия, участвовал в выпуске журнала «Православный вестник». Но именно 10 лет назад добровольчество начало активно выходить за пределы одного прихода и развиваться. В состав Службы добровольцев стали входить прихожане других храмов и нецерковные люди.

Одно из первых собраний добровольцев

Помню, как мы собрались в храме целителя Пантелеимона 1 января 2011 года на наше первое собрание добровольцев. Еще порадовались, что впервые собирается столько человек – 20 добровольцев! И порадовались дважды, что 17 человек из 20 – это были мужчины среднего возраста! Прошло 10 лет и в Службе добровольцев около 600 человек, среди которых есть заочные помощники, живущие не только в России, но и за рубежом.

Потребность в помощниках росла пропорционально росту Службы Милосердия. А Служба, в свою очередь, росла пропорционально росту количества новых помощников. Добровольцы были необходимы в уже действующих направлениях помощи бездомным, патронажной службе, сестринском уходе, добровольческих постах в медицинских и социальных учреждениях города, в журнале «Православный вестник». А с 2011 года в службу доставки, в проект «От сердца к сердцу», на гуманитарный склад.

До 2011 года у нас не было направления помощи детям. Это была принципиальная позиция, так как детям помогали многие благотворительные организации. Но, таким образом, мы теряли примерно 30-40 процентов добровольцев, которые к нам приходили с желанием помогать именно детям. Благодаря нашим активным помощникам в Службе в марте 2011 года появилось направление «Помощь детям», и ежемесячно стало приходить больше людей, в среднем до 20-30 человек. Причем 60-70% изначально хотели помогать именно детям, а потом часть новичков «оседала» в других проектах. Так на одном из собраний доброволец Анастасия рассказала о случае, изменившем ее намерения помогать только детям: В столовую зашла бедно одетая женщина, возможно, бездомная. Она попросила стакан воды. Глядя на то, как неприветливо отнеслись к ней, Настя захотела помочь: «Будете манную кашу?» – «Буду». Настя купила кашу, поставила перед женщиной и вдруг увидела, как та растроганно плачет. Девушка продолжила свой рассказ: «Я потратила всего 20 рублей, но на душе у меня было так тепло, как будто я помогла чем-то значительным». Так Настя отправилась в Автобус милосердия.

Вообще мы изначально поддерживали желание наших добровольцев попробовать себя в разных направлениях, ведь очень важно почувствовать свое призвание не в теории, а в деле.

– Что было самым сложным и, может быть, непреодолимым, что вы оставили на волю Бога или решали с помощью других людей?

– Не помню сложного в служении того периода. Это был захватывающий, познавательный и абсолютно новый процесс в моей жизни, совпавший с моим начальным воцерковлением. Самое сложное было не в сфере добровольчества, а в сфере духовной жизни (переделывать себя и свое мировоззрение, учиться послушанию).

– Чувствовали ли вы себя человеком доброй воли?

– Да, конечно, на все 100!

– Получается ли сейчас быть добровольцем?

– Стараюсь время от времени участвовать в праздничных поздравлениях подопечных, в акциях Службы. Три года назад у меня появился патронажный адрес. Но со временем отношения с подопечной переросли в настоящую дружбу, поэтому мне сложно назвать теперь это моим добровольчеством.

– Что было самым ценным лично для вас в работе руководителя: встречи с людьми, какой-то опыт, творческие прорывы?

– Бог приводил в церковь людей через их желание помогать другим людям. Я всегда воспринимала это буквально – Он приводил их за руку, а моя задача была их встретить, помочь найти дело по душе. И от этого зависело, останутся ли они или уйдут. Мне их доверяли! Ценным было доверие Церкви. И еще перемены, которые на моих глазах происходили с людьми, как добровольчество постепенно преображает мою жизнь и жизнь вверенных мне людей.
Самым ценным было видеть, как люди через добровольчество обретают веру, обретают Христа.

Продолжение следует.

Про добровольчество 10-летней давности читайте еще тут:

Без корпоративной атрибутики и шума

11 марта 2020г.
Просмотров: 1031