Батя даже после смерти поможет

Неформатное милосердие...

Эту историю рассказала нам сестра милосердия Елена Михайловна Фонарева. История очень личная, вовсе не про будни постовых сестер или их подопечных, но главный ее герой кажется нам братом по вере и духу.

– Дед Толя жил в деревне Тверской области. Это отчим моего мужа. Муж всегда называл его «батя», потому что тот очень любил свою жену и сыновей и все делал для семьи. Да и односельчане вспоминают о нем только то, что он был скромным и очень отзывчивым: если кому нужна помощь, то смело обращались к деду Толе и тот помогал, деньгами и делом.

Елена Михайловна Фонарева

Крестился дед с женой семь лет назад, когда внезапно умер младший сын. Не могу сказать, что им двигало: желание найти опору в таком горе или крепкая вера. Мы об этом специально не говорили. Но дед Толя ничего не делал просто так. Раз крестился – значит, понял, что ему это надо. Мать сильнее подкосило горе. Вскоре после ухода младшего сына она тяжело заболела, потом слегла. Дед ухаживал за женой все семь лет. И как ухаживал! Он хорошо чувствовал ее нужды, даже еще не высказанные, и старался их удовлетворить. Сделать удобнее, мягче, безболезненнее, утешительнее. Он всегда был рядом и терпеливо нес этот их общий крест. Когда бывало совсем тяжело и у него вырывалась нетерпеливая нотка в голосе, он сокрушался и быстро брал себя в руки, вновь становясь ласковым и внимательным. И вот год назад дед остался один, проводив жену в иной мир.

Мы часто приезжали к нему и однажды заметили, что он начал готовиться к смерти. Дело в том, что вскоре после того, как заболела его жена, врачи и у самого деда Толи выявили затемнение в легких, а потом диагностировали злокачественную опухоль. Но он решил, что важнее ухаживать за женой, а не ездить по областным центрам, делая операции, химиотерапии и облучения. Он сознательно и спокойно выбрал быть рядом с женой. А когда ее не стало, он снова прошел обследование, и врачи сказали, что опухоль выросла, что через некоторое время у него пропадет голос, потом она передавит вход в желудок и дед не сможет принимать пищу и так далее.

Дед не испугался и не впал в отчаяние. Напротив, мы заметили, что готовится к переходу в вечность он очень обстоятельно. В прошлом году, навещая его, мы подарили ему книжки из серии «Лекарство для души», выпущенные нашей Православной Службой Милосердия. Книжку «Старость: горе или радость?» он явно изучил с присущей ему серьезностью. Помню, как он спросил у нас: «Как мне молиться-то за нее?» (имея в виду умершую жену), – а мы подарили ему лампадку и краткую молитву об усопших. В храм он заходил изредка, но дома молился каждый день, утром и вечером. И лампадка у него всегда теплилась. Эта его молитва была продолжением его заботы о жене, ко встрече с которой он так готовился.

Однажды мы услышали по телефону, что у него, как и предсказывали врачи, изменился голос. Мы, конечно, все поняли и опечалились. А дед звонил, чтобы дать подробную инструкцию «что делать, когда я умру»: как зайти в дом, если он окажется закрытым изнутри, где что найти, кого предупредить и так далее.

Фото из открытых источников

Умер он накануне воскресного дня. В субботу утром сходил в парикмахерскую и постригся, тщательно побрился, вывесил на видное место новый, специально купленный костюм. Днем сходил погулять и, встретив соседа, починяющего забор, предложил помочь. А вечером пошел умыться, задохнувшись сел около стенки и отошел ко Господу. Когда мы приехали, нас встретил сосед и проводил в идеально прибранный дом. Потом мы поехали в храм и договорились об отпевании.

Дед Толя лежал во гробе в новом костюме, постриженный и побритый и чуть ли не улыбался. Это заметили все, кто пришел проводить его, и даже батюшка. Видно, радовался дед, что наконец-то встретится он со своей любимой женой. Нас удивило, что на отпевание обычного пенсионера пришли более 30 односельчан. И каждого привело какое-то доброе воспоминание о деде Толе.

А потом случилось и наше личное чудо. Оставшись ночевать в доме, который только что проводил своего заботливого хозяина, мы решили подтопить газовый котел. Пока муж разбирался с помощью интернета как включить эту модель котла, я повесила во всех дверных проемах занавеси (дело в том, что межкомнатных дверей у деда не было, а мне так казалось неуютно). Утром я первая проснулась и, откинув дверь-занавесь, вышла в кухню. Сразу почувствовался очень странный запах, и меня осенило – угарный газ. Везде был угарный газ! Везде, кроме комнатки, в которой мы ночевали. Когда приехали мастера газовой службы и выяснили, что котел был старый и неисправный, сказали: «Вы, видно, в рубашке родились. Удивительно, что какая-то полупрозрачная шторка, словно мощная дверь, задержала угарный газ в других комнатах. Очень странно!».

А я была уверена, что это дед Толя постарался оградить своих детей от беды. Ведь есть же предание, что до 9 дня душа человека находится рядом с близкими в дорогих для нее местах. Вот и дед продолжал заботиться о нас, как настоящий хозяин дома, как любящий батя.

Для меня жизнь и смерть деда Толи – это пример настоящей любви к ближним, милосердия, надежды. Для тех, кто любит, воистину смерти нет. Упокой, Господи, душу ушедшего от нас раба Твоего Анатолия!

Читайте в тему:

Добрые памятки удивительной подопечной. Светлой памяти Риммы Доброй

Добрый адрес. В память подопечного Михаила Меркулова

Безногий таксист из невьянской деревни, которого выселяли из дома: «Спасли нас не чиновники, а простые люди»

«Брось ее, ты ж молодой мужик, найдешь себе нормальную»

05 декабря 2019г.
Просмотров: 494