Икона пошла – и ты за ней. Часть 1

По маршруту Великорецкого крестного хода...

Икона пошла – и ты за ней. Другого пути нет – все идут за иконой. Сначала одна, через год вчетвером, еще через год ряды снова пополнились. И так ежегодно с 3 по 8 июня. Этим летом уже 24 сотрудника и добровольца Православной Службы Милосердия втянулись в ряды Великорецкого крестного хода. С молитвой они прошли за чудотворной иконой Святителя Николая маршрут протяженностью 150 км. Представляем материал участницы крестного хода, сестры милосердия Светланы Казаковой.

Территория Собора Успения Пресвятой Богородицы. Огрсобрание для отправляющейся в путь группы проводят закаленные на вятских дорогах паломники – сестры милосердия. Они инструктируют, дают советы о необходимых и совершенно бесполезных в крестном ходе «полезных» вещах. Молебен в Соборе. Духовник Службы, отец Евгений Попиченко благословляет и дает наставления, которые будут согревать и поддерживать в трудные минуты в течение всего шествия.

Сестра милосердия Службы помощи бездомным Светлана Заикина:

– Еще в прошлом году отец Евгений, сам прошедший крестным ходом, своими рассказами поселил во мне мечту. Я поделилась с водителем Автобуса Милосердия Андреем Борисовичем Крушинским, и обнаружилось, что он тоже хочет пройти крестным ходом. Я понимала, что будет трудно, но знала, что это НУЖНО мне, прямо ЖИЗНЕННО необходимо. А в последние два дня я просто собралась – и в путь.

Сестра милосердия, руководитель отдела милосердия Екатеринбургской епархии Татьяна Ананьина:

– В Великорецкий я ходила в четвертый раз. Если Господь по молитвам Николая чудотворца нас слышит, помогает, и на следующий год уже идешь благодарить Его. Зачем идти куда-то? Мне кажется, это сродни христианской душе, которая по природе своей странница, жаждущая Бога и идущая по жизни к Нему. Изменение внешних обстоятельств в Его воле, но в пути обязательно что-то поменяется в тебе.

Заместитель руководителя социального отдела Екатеринбургской епархии Ольга Варганова:

– В 2014 году я ходила одна, а потом ко мне присоединились три сестры и брат. И настолько явны были чудеса в жизни... То, о чем ты молишься в пути, настолько действенно, очевидно исполняется. У нас два вымоленных ребенка будет – осенью, Бог даст, народятся. Одна семья сложилась. Для меня была такая радостная причина, когда один из наших братьев сказал, что он специально взял отпуск и пошел с благодарностью.

Кроме того, крестный ход – это наша внутренняя потребность потрудиться ради Бога. Серьезно, концентрированно потрудиться. И так мы составляем из себя воинство Христово. Все-таки количество очень важно. Это наше заявление о нас, православных христианах, заявление миру. Потому что одно дело, когда сто человек идет или тысяча, другое дело, когда 27 тысяч, как в этом году. Люди идут тяжелый путь с верой, с молитвой. И просят не только за себя, просят за страну, близких.

Доброволец Православной Службы Милосердия Максим Мельничук (шел с сыном Филиппом):

– Святого Николая мы любим, он – друг нашей семьи, стараемся ему молиться. Мы были в Турции в Мирах Ликийских, ездили в Бари, жили рядом с храмом святого Николая. Ну и в бытовых ситуациях молимся ему часто. Например, когда садимся в машину, обычно кроме тропаря Святому Николаю из акафиста еще поем «Возбранный Чудотворче».

Филиппке девять лет. Конечно, для меня это и ответственность, и нагрузка. Наверное, больше нагрузки, потому что он уже в тех годах, когда сам за себя отвечает. И всё-таки было понимание, что к такому крестному ходу мы не готовы. Поэтому шли с мыслью: «Сколько пройдем. Пройдем час – час, день – день. Дойдем до Великорецкого – Слава Богу!»

2 июня. Ранний подъем. Сборы на железнодорожном вокзале. Молитва. Поезд. В течение дня на разных станциях в вагон подсаживаются паломники. После обеда в одном из «наших» купе плацкарта собираемся на чтение акафиста святителю Николаю. Бывалые крестоходцы делятся своими воспоминаниями, ощущениями, еще больше втягивая новичков в пасторский круг Чудотворца.

3 июня. Ранняя Литургия, молебен Великорецкому образу святителя Николая Чудотворца, целование Креста, кропление святой водой и... ИКОНА ПОШЛА!

Сестра милосердия, руководитель Отдела милосердия Татьяна Ананьина:

– Командой в 20 человек идти в ногу сложно. Очень все разные, на пути были переходы, ожидание в людских пробках, заторах и ждать – это только мучиться. Каждый быстро определил удобный для себя темп и утешался тем, что на привале мы все равно «своих» увидим.

В первый день хода радостное солнце сменилось щедрым ливнем. Небо поливало до утра следующего дня. 4 июня стал самым длинным пешим днем. Но дети называют этот день «самым веселым», потому то переходы пролегают по лесу, водянистым лугам и грязевой каше. Шагающим босиком такое испытание в радость. Свежий чистый воздух, многозвучное стрекотание, щебетание и пение, пышная сочная растительность и запашистые травы (в лесу обильно цвела земляника, радовали глаз жирные купавки). К исходу дня паломники оставили за плечами 36 км.
В третий день пути праздновали Отдание Пасхи в монастыре села Горохово, а к вечеру пришли к берегам Великой реки в село Великорецкое.

Ольга Варганова:

– Остановки продуманы, выверены. Это не какие-то хаотичные привалы, они все связаны с историей этого крестного хода. В руках священников толстые пачки записок с именами. Они их прочитывают на привалах. Помолились, отдохнули, потом встаем, кратенько молебен исполняем и двигаемся дальше.

Панихида всегда служится только один раз, на пятый день крестного хода. По рассказам вятских певчих, история такая. Ход раньше шел немного другим маршрутом, но там, где была историческая остановка, частник выкупил землю. Ход по частной территории идти не мог. Но один благочестивый христианин установил на своей земле крест с именами своих умерших родственников и предложил крестоходцам проходить по его земле. Те же стали поминать на этом месте его родных и всех усопших христиан. А деревни уже нет, лес вокруг... И много таких заросших, умерших деревень по пути и по всей России.

Сестра милосердия Службы помощи бездомным Светлана Заикина:

– Какая-то здесь другая усталость. Она есть и тут же пропадает! Первая ночь – мы мокрые и замерзающие. Обвязываем ноги полиэтиленом, чтобы тепло не уходило. Мокрые легли, мокрые проснулись. Мокрое все надели. Холодно, зубы стучат. А в пути все просыхает, ты согреваешься и уже нет такой усталости. Или, когда уже кажется, что путь никогда не закончится, на горизонте показывается храм. Точно это не человеческие силы. Точно это помогает Николай Чудотворец!

К иконе очень трепетное отношение. Старались на каждой остановке подойти, приложиться к ней. Часть молебнов и акафистов мы пропускали, потому что очень уставали и бросали всё, чтобы место занять, отдохнуть. Но потом пришло понимание: сходил на молебен – силы дались. Именно на молебне, на акафисте силы-то черпались, а не от того, что ты упал на землю и полежал 15-20 минут.

Да, физически где-то тяжело было. Но настолько душой отдохнула! В обычной повседневной жизни была постоянно моральная усталость, сил не хватало. А на крестном ходе я отдохнула, как глоток воздуха.

Продолжение следует...

28 июня 2019г.
Просмотров: 801