Мама, я не хочу с тобой драться!

Сестра милосердия помогает подросткам пережить семейные драмы...

«Все беды большинства наших детей растут из одной почвы – проблем во взаимоотношениях с родителями», – вздыхает постовая сестра милосердия в детских отделениях областной психиатрической больницы Галина Александровна Кривоногова. Истории этой сестры милосердия почти всегда печальны. Даже в детском онкоцентре ситуация проще: детки лежат вместе с родителями, которые воспринимают болезнь ребенка как общую беду, которые поддерживают ребенка и многое готовы изменить. А здесь дети одиноки. Не только лежат в больнице одни, но и по жизни они одни несут груз своих и родительских проблем.

– У нас проходят лечение как детки из приютов и интернатов, так и «семейные». Но и семейные дети часто из неблагополучных семей. С малых лет они оказываются в положении главного взрослого в семье. На них лежит весь груз родительских неудач, зависимостей, несостоятельности, нереализованности, конфликтов. Ребенок не способен этот груз нести, поэтому в какой-то момент происходит срыв, душевный надлом, и они оказываются в больнице. И самое печальное, что после длительного и достаточно тяжелого лечения им предстоит вернуться в ту же среду…

Кате 14 лет, по ее словам, у нее «мама хорошая, но выпивает вместе с отчимом». А отчим агрессивный, и находясь в подвыпившем состоянии, он пытается ее «воспитывать» – орать, требовать, оскорблять, «строить». Однажды, пытаясь себя защитить, Катя схватила сковородку и разбила отчиму голову, потом подняла руку на маму, перебила посуду – в итоге родители вызвали Скорую помощь, которая и привезла девочку в психиатрическое отделение.

Ира уже долго живет с твердым убеждением – «мама меня не понимает». Естественно, ей тяжело находится дома, где она всем только должна – делать уроки, быть образцовой, не приставать к маме – должна, должна, должна. А ей хочется дружбы, взаимопонимания, взаимной заботы, которых она не получает. Вместо выполнения уроков и каких-то домашних обязанностей, она убегает к подругам. А возвращаясь домой, наталкивается на ругань, ссоры и даже драки. Устав от этой, как ей казалось, враждебной атмосферы в семье, Ира сорвалась (попытка суицида) и тоже оказалась в психиатрическом отделении.

Диму привезли в отделение с анорексией (мальчик отказывается от еды, да и организм ее уже не принимает), он худенький, как стебелек, совсем прозрачный. Дима любит заниматься спортом, увлечен футболом, то есть он открыт для общения, но вот с родителями не ладится. Родители навещают его, приносят еду, но он отказывается ее есть. У него явно внутренний протест, какие-то проблемы во взаимоотношениях с родителями. Медицинским работникам приходится кормить его силой.

– Проблемы во взаимопонимании – это мина замедленного действия, рано или поздно происходит взрыв, тут нужно всем родителям быть внимательнее, находить возможность общения и вместе вырабатывать пути решения конфликтов. А у конфликтов, как правило, есть две основные причины: либо полное равнодушие и непонимание, либо какие-то завышенные требования к ребенку. Если в благополучных семьях конфликты чаще бывают в результате завышенных требований к ребенку, там нет душевной близости между родными людьми, то в неблагополучных семьях просто каждый отвоевывает свою свободу, как взрослый может требовать что-то от ребенка, если сам при этом ведет асоциальный образ жизни.

Ваня живет в приемной семье. У него есть родная мама, но ее лишили родительских прав. Ребенок с детства рос в жестокости, у мамы менялись мужья, мама выпивала, била его (вся голова ребенка в шрамах), и на мороз его выкидывала – столько испытаний он прошел с самого детства, что удивительно, как он вообще остался жив. Сейчас он живет в приемной семье, сыт, одет, все в порядке, но есть одна главная боль – родная мама. Он периодически ездит к ней и добивается, чтобы она восстанавливалась в родительских правах. Соскучится, попросит у приемной мамы деньги на дорогу и отправляется к родной с надеждой, что что-то изменится, а возвращается с разочарованием (опять все по-старому). Но Ванечка не теряет надежды. Недавно он крестился и очень надеется, что Господь поможет ему, чтобы мама исправилась, чтобы он стал ей нужен – такая у него мечта!

– В больнице мир ребенка меняется, они оказываются в некоторой изоляции, где нет телефонов, связи с родными, они остаются наедине сами с собой. И конечно они меняются, у некоторых происходит внутренний анализ, некоторые сами просятся на Исповедь. Они уже понимают, что хорошо, а что плохо, но порой им тяжело справиться со своим внутренним состоянием.

Мне редко удается встретиться с родителями (в основном они общаются с врачами или психологами). Но иногда это удается, и мне очень хочется донести боль ребенка, которую он мне выговорил, до взрослого. Когда они приходят к детям, это обычные нормальные родители, переживающие за своих детей. Но по факту в детях больше решимости меняться.

Помню, как я работала с мамой, которая хотела помочь дочке. Девочка и мама приняли решение креститься вместе (кстати, это уже второй случай). Мы много говорили с мамой, как изменить ситуацию в семье и наладить взаимоотношения с дочерью по-христиански, что маме самой нужно ходить в храм, исповедоваться и причащаться. Мама кивала, соглашалась, но, к сожалению, не собралась с силами и желанием дойти до храма. Девочка попала в больницу повторно с теми же проблемами – взаимоотношения с мамой, в семье ничего не изменилось. Одна общая беда – недостаток живой веры и любви – а расхлебывают дети...

А мне остается их утешать и поддерживать в них все хорошее и доброе. Ириша очень переживала, что подняла руку на маму, но обида так и изливалась из души. Что я могу на это ответить? Я говорю простые слова: «мама – это самое дорогое, что у тебя есть, она тебя любит. Представь, как она тебя маленькую носила на ручках, любила тебя, лелеяла, и ты – самое дорогое, что у нее есть. Постарайся понять маму и простить, пойми, насколько ей тяжело, ей приходится зарабатывать хлеб насущный, терпеливее относись. Попробуй поставить себя на ее место, как бы тебе было трудно с утра до вечера работать, при этом заботиться о тебе, беспокоиться о тебе, если что-то и происходит, то это часто от беспокойства о тебе, что что-то может с тобой случиться, все идет от страхов за ребенка. Это конечно в том случае, когда речь идет об неких ущемлениях прав, когда мама не пускает гулять с подругами, играть в компьютерные игры». Ира может понять и простить маму, а что сделать, чтобы мама изменилась?

Чтобы не победило чувство беспомощности, мы говорим с детьми о Боге. В этих беседах для них открывается то, что они давно сами искали – опора. Открывается возможность обратиться за помощью к Тому, Кто реально может помочь. Меня очень радует, что у наших так называемых «сложных» детей еще жива вера в чудо, они сидят и слушают с глубоким вниманием. Если они могут так слушать и воспринимать все это, значит, есть шанс что-то изменить!

В любом случае я стою на позиции детей. Иногда конечно руки опускаются, чувствуешь себя совершенно беспомощной и остается только уповать на волю Божью, иначе никак. Я молюсь за всех детей, которых мы крестили, и я надеюсь, что Бог всем поможет!

Важно, чтобы к таким ребятам регулярно приходил неравнодушный верующий друг – сестра милосердия. Поддержите больничных постовых сестер милосердия!

Вы можете стать добровольцем этого направления, приходите!

Читайте в тему – «Как понять и принять сложного подростка»

21 мая 2019г.
Просмотров: 991