Уроки от матушки Саломии. Часть 2

Светлая память...

«И я молилась. Так молилась,
Как будто миг мне был до смерти.
И я у Господа просила
Любви, прощенья и спасенья».

Автор этих строк, схимонахиня Саломия, собрала на праздник светлой памяти всех, кто был рядом в последние несколько месяцев ее земной жизни. Ухаживать за матушкой сестры милосердия и добровольцы начали около девяти лет назад. Когда состояние здоровья подопечной ухудшилось, организовали круглосуточное дежурство. Приходили помогать, а получали во сто крат больше. Ведь даже на грани ухода матушка проявляла глубокую чуткость к каждому, кто навещал ее. Согретые ее теплом и вниманием, добровольцы благодарят Бога за встречу с этим человеком.

Иерей Виктор Явич:

— Мы с моей матушкой Людмилой узнали схимонахиню Саломию лет 10 назад, когда она ещё молилась в Свято-Троицком соборе. Тогда мы уже как бы чувствовали и видели ее молитвенное состояние, внутренний духовный настрой, желание и готовность молиться за других. А потом, когда познакомились, то поняли, что матушка Саломия к тому же еще и очень добрая, истинная христианка. Навсегда в памяти останется ее кроткая, словно лучик солнца, улыбка, ее голосок нараспев: «Отец Вииииктор...» с глубоким поклоном, направленным в твою сторону.

Матушка часто приезжала и к нам, в храм Большой Златоуст, помолиться, из-за болезни ног она не могла передвигаться на значительные расстояния пешком, и мы подвозили ее на машине. Потом мы стали приезжать к ней домой, я ее причащал святых Христовых Таин. Причастившись, матушка словно оживала к новой жизни.

Потом мы кушали ушицу и читали друг другу свои стихи. Порой она вдруг замирала и почти шепотом обращалась ко мне: «Это так глубоко», — слышал я ее голос. А рядом лежали тетрадки и бесконечные списки людей, за которых матушка возносила к Богу свои молитвы. «Это главный мой труд», — говорила она.

Сейчас рядом ее нет, но я иногда также читаю ей свои стихи и хочется спросить: «Нравится?». А в ответ — солнышко... Так было, когда мы с моей матушкой пришли на могилку в девятый день. Упокой, Господи, душу усопшей схимонахини Саломии!

Матушка Ольга Попиченко:

— Как-то я пришла к матушке, она была в очень мирном, радостном расположении духа и попросила что-нибудь ей спеть из духовных стихов. Я сначала пела негромко. Матушка улыбнулась, сказала: «Наверное это что-то лирическое, не слышу». Я встала, наклонилась поближе и стала петь снова «К кому прибегну я в скорбях». Пела очень громко, со стороны, наверное, смешно было — в подъезде, соседям слышно. Матушка сказала: «Еще», а потом «еще», чувствовалось, что ее душа откликнулась. Песня ей по сердцу пришлась. В тот момент, когда я допела, она помолчала и потом спросила: «У тебя было такое состояние, которое описывается в этом духовном стихе, когда не хочется уходить из храма, когда на душе светло и радостно?». Я сказала: «Да, мне знакомо это чувство». И матушка изменилась. Как-то ровно села, стала выше и строже. У нее лицо расправилось, посветлело. И в тот момент мне приоткрылась ее внутренняя духовная жизнь. Она сразу взяла четки и отправила меня на кухню. Ей нужно было побыть одной, помолиться.

Матушка очень любила петь «Царице моя Преблагая». И пела всегда, вкладывая в пение всю свою душу, очень искренне. Она молитвенно взывала к Божией Матери. А еще как-то раз матушка мне сказала, что любит песню «Русское поле», потому что она наполнена очень глубоким смыслом. Матушка напевала очень тихо, проникновенно, очень тихим голосом. В ее устах эта песня была, как молитва к Богу.

Я была у матушки за день до кончины. У нее была тяжелая, бессонная ночь. Она уже сутки не ела, очень ослабла, готовилась к переходу в вечность. В какие-то моменты казалось, что она без сознания. Я сделала матушке чай и пыталась ее напоить, но она не могла. Я сидела рядом и вдруг услышала привычное: «Матушка, чайку попей». Она осталась для меня человеком сильной, радостной, благодарной веры.

Сестра милосердия Любовь Владыкина:

— Матушка Саломия — это о смирении. Когда я пришла к ней, я была как ежик, вся в «шипах», на всё морщилась. Я еще человек эмоциональный: подвижная мимика, руки во все стороны летали. А матушка строгий человек в этом плане. Она меня остепеняла, я бы даже сказала, жестко остепеняла. Я плакала не раз. Но это помогло мне потихоньку измениться.

По жизни очень властная, в последние дни матушка показала мне огромное смирение. Однажды я суп пересолила. Она сказала: «Очень вкусно, но соленое». А ей нужно было вообще без соли.

Я никогда не слышала от нее грубых слов, вообще никогда. Все у нее Любочки, Мариночки и все родненькие-родненькие. И всем рада.

Она всех хотела любить. Молилась за всех нас. Так ей при постриге было наказано. У нее были огромные списки-помянники. Соберет на какой-нибудь православной выставке имена и бежит скорее молиться. После встречи с такими людьми начинаешь смотреть на мир другими глазами.

Доброволец Наталья Жидкова:

— Матушка любила, чтобы кашу овсяную 30 минут варили. Я так никогда не делала. Варила–варила, и каша у меня комком получилась. Переживаю, как же я ей такую кашу принесу, а матушка говорит: «Наталья, это самая вкусная каша, которую я ела». А однажды она меня молитвенно сопровождала по пути в Казахстан, откуда я родом. Дорога трудная, с пересадками, мест в автобусах нет, а на улице морозы 40°, что приводит к задержкам (транспорт просто не выпускают). Но мне и место чудесным образом нашлось, и пограничный досмотр мы прошли моментально. Никогда я еще так не ездила, как на крыльях. А все дело в том, что матушка за меня молилась. Царствие ей Небесное!

Сестра милосердия Светлана Казакова:

— У матушки было очень редкое умение — радоваться даже мелочам. Привезли обед из монастыря, очень скромный. Но она как из рук Самого Господа приняла пищу, порадовалась просто и искренне, тихой радостью и благоговейно поблагодарила. Казалось, что каждое ее дело (будь то молитва или принятие пищи) было сделано с полной обращенностью к Богу.

В мои смены матушка Саломия не была многословна, а в памяти осталось много добрых дел и поступков, на которых учиться и учиться. Я по невнимательности чайник у нее сожгла. Матушка спокойно приняла эту новость. На следующий день я позвонила ей и сказала, что покрытие чайника внутри испорчено, из такого лучше не пить, предложила купить новый. При этом сама понимала, что в ближайшие два дня возможности купить и отнести матушке чайник не смогу. Матушка почувствовала это и сказала: «Приноси, но специально ради этого ходить не стоит, принесешь в следующую свою смену».

Общение с матушкой для меня — это еще урок стойкости и воли. При болях, которые она испытывала, она проявляла гораздо больше внимания, уважения и чуткости, чем я, которая, казалось бы, пришла помогать. Благодарю Господа за те несколько часов, которые провела с матушкой!

Сестра милосердия Наталья Манина:

— Я очень благодарна Богу, что в моей жизни встретился такой человек. Она показала качества, которыми я хотела бы походить на нее. На похоронах матушки ни у кого не было подавленности, провожали ее радостно (в моей жизни это впервые), ведь у нее к тому же это был день рождения. Я купила 10 цветов, а когда распаковывала, один сломался. Девять получилось – букет на день рождения. Я нечасто видела ее улыбающейся — больше в молитве, в борьбе с болями. А тут она вспомнилась мне улыбающейся. И дай Бог каждому такую кончину.

Мы благодарим всех добрых людей, которые участвовали в сборах средств на сиделок для матушки. Первый срочный сбор закрылся за два дня, второй шел в течение нескольких месяцев. Все устраивает Бог, и мы верим, что каждый, кто поучаствовал в жизни ближнего, стал сопричастен и Богу! Низкий вам поклон и благодарность, дорогие жертвователи!

Читайте также «Уроки милосердия от матушки Саломии».

02 апреля 2019г.
Просмотров: 825