Я просто напоминаю, что можно опоздать жить

Ко дню рождения духовника Службы Милосердия отца Евгения Попиченко...

Узнать человека - это не просто познакомиться, осведомившись о имени и возрасте. Узнать – это поговорить на важные темы и прожить вместе важные события. Предлагаем вашему вниманию интервью с духовником Православной Службы Милосердия Екатеринбургской епархии отцом Евгением Попиченко, подготовленное автором информационного портала «Православие и мир» Натальей Костарновой. И надеемся, что важный разговор вырастет в совместные добрые дела.

Отец Евгений Попиченко

- Отец Евгений, о чем вы как духовник говорите со своими прихожанами и добровольцами Службы Милосердия?

– Обычно я говорю о себе, о своих переживаниях. Мы же все одинаковые, мы все болеем одинаковыми болезнями, у нас одинаковые проблемы: одиночество, неумение обладать собой, неумение выстраивать отношения с близкими и неумение разговаривать по душам.

Я как-то проснулся среди ночи с мыслью: а вот есть ли в жизни человек, с которым, встретившись, можно было бы поговорить по душам, так, чтобы на душе потом стало хорошо. Не просто о проблемах, о каких-то поверхностных вещах, а о себе, о сути, о сердцевине своей души. Мы настолько разучились говорить о своих чувствах, мы в основном умничаем, пересказываем то, что услышали, прочитали, а вот поговорить о том, как проживаем то или иное событие, не умеем. А ведь делиться своими чувствами, то есть самым тонким, что есть в душе, сердцевиной ее, – это то единственное, что дает близость друг с другом.

Приход с владыкой

В памяти не морали остаются, не умничание, а то, как человек прикоснулся к другому через чувства. А мы все время сдерживаемся, пытаемся хранить свое лицо, разучились быть открытыми. Недавно пересматривал советские фильмы «Мужики», «Любовь и голуби», и так удивительно стало, что мужчины не стесняются плакать. Походу фильма несколько эпизодов, когда Александр Михайлов, замечательный наш актер, выражает свои чувства, и это трогает, позволяет пережить его опыт. Вот так рождается проповедь: говоришь о себе, о своих чувствах и переживаниях, а у прихожан, оказывается, то же самое в жизни бывает.

– А к вам люди за чем приходят, с какими просьбами, с какими вопросами? Что сейчас особенно волнует людей?

– Есть такая песенка «Звездочка упала на ладошку». Там слова: «А еще я хочу любить и быть любимым». Так или иначе им не хватает любви от других: одиночество, невнимательность, поверхностность, пустота отношений. Это то, что всегда людей беспокоило, а сейчас, может быть, беспокоит в большей степени, потому что мы очень, что называется, атомизировались. У каждого своя норка, свои дела и интересы. Это жуткое современное общение, когда близкие закрываются в своих гаджетах. Дети не могут поговорить с родителями, родители – с детьми, муж с женой, жена с мужем. Вроде есть время, но отсутствует связь, близость, умение просто побыть вместе.

Отец Евгений Попиченко совершает помазание освященным елеем

У Сергея Трофимова есть слова: «Вот бы построить волшебный город, время с гармонией подружить, чтобы был каждый кому-то дорог и не опаздывал жить». Я стараюсь напомнить прихожанам, что мы можем жить-то опоздать. Опоздать к своим детям. Они ведь очень быстро вырастут, и мы не сможем с ними ни посидеть, ни книжки почитать, ни просто подурачиться – им это быстро окажется не надо. Опоздать стать кому-то дорогим человеком, потому что жизнь вообще проживается быстро. А чтобы быть дорогим человеком, нужно себя другому отдавать: сердце свое раздавать, время свое раздавать. Нужно делиться.

– У вас есть проповедь «Христианская любовь». А любовь бывает нехристианской?

– Мне кажется, это великое состояние человеческой души, которое есть любовь, сейчас настолько опошлено, затерто, что мы говорим эти слова в пошлых контекстах: строить любовь, заниматься любовью. Любовь – это имя самого Бога. Пребывающий в любви пребывает в Боге, а Он в нем. Природа Христа соткана из любви. То есть это Его природное свойство, Он не может не любить. И, конечно, полнота любви может быть только во Христе. Только Он может научить любить, и мы учимся этому в течение всей жизни.

Любовь - это жертва, способность отдать себя другому человеку

Но любовь – это не получение всевозможных благ, приятных чувств, ощущений. Это жертва, способность отдать себя другому человеку. В этом смысле любовь всегда измеряется в миллилитрах крови, которые ты готов отдать ради другого человека. У нас же часто любовь путается с эгоизмом. Человек думает, что любовь – это когда мне с тобой хорошо. Когда юноша девушке признается в любви, в основном это значит, что ему нравятся его ощущения, которые он испытывает рядом с ней. Это к любви не имеет никакого отношения. А христианская любовь достаточно конкретная: есть личность Христа, если в Него вглядываться, если стараться быть с Ним в контакте, то потихонечку от Него можно научиться любить по-настоящему, отдавая себя ближнему своему.

– Как вы лично пришли к вере, решили стать священником?

– Иногда шучу, что я профессиональный священник, потому что ничем другим в жизни не занимался. В 16 лет мы с близкими покрестились без понимания, что это и для чего. Крещение – это такое зернышко. Оно входит в сердце, начинает расти, и появляются разные вопросы в голове: в чем смысл жизни? что после смерти? почему люди умирают в разном возрасте? почему дети умирают? Я искал ответы, но друзья, знакомые говорили: «Тебе что, больше всех надо? Все же хорошо? Живи в свое удовольствие». А лет в 18, я тогда учился на 2-м курсе инженерно-педагогического университета, у меня душа заболела. Есть такое понятие «душа». Это то, что болит в человеке, когда все тело здорово. Все хорошо в жизни, в учебе, с друзьями, в семье, а душа болит, и это побуждает тебя к поиску лекарства. В таком состоянии я впервые после крещения переступил порог храма.

Отец Евгений Попиченко - призвание священник

В первые же несколько минут у меня возникло ощущение присутствия в этом храме Кого-то. Тоска, бессмысленность стали проходить, душа успокоилась – я нашел лекарство. Потом пришло понимание, что я не хочу ничем другим заниматься, кроме как служить в Церкви. Потом Господь привел меня к моему духовнику архимандриту Димитрию (Байбакову). Он потихонечку стал выправлять этот мой путь и довел меня до священства. В 21 год я стал священником, служу уже 23 года и ни разу об этом не пожалел.

– А как прихожане относились к такому молодому батюшке? Не было ли, может быть, недоверия?

– Это был своего рода подвиг. Подвиг в подготовке к проповедям, потому что это не просто – выйти перед сотней людей и говорить слово, тем более когда оно на твоем опыте не основано, когда ты пересказываешь опыт Церкви, опыт святых. Конечно, это был титанический труд – себя на такое настраивать, побуждать. Но преодолевая свои «нехочу», «не буду», «не умею», я потихонечку приобретал опыт общения с людьми. Тогда ведь, 25 лет назад, было время тяжелого духовного голода. Люди истосковались по слову Божию, по службе. Это сейчас люди привередничают: этот батюшка не такой, у этого борода не седая, у этого возраст не тот. А раньше, когда душа болела, нужен был доктор, хоть какой, лишь бы помог.

Приход

– Расскажите о социальном служении

– Меня иногда в шутку называют собирателем сокровищ, а главное сокровище – это всегда люди. Кроме того, что я настоятель прихода, у меня есть еще целый Отдел социального служения, в общей сложности там трудится около 150 человек, которые как жемчужинки когда-то были найдены. Ну, и главное сокровище – это встреча человека с Христом. Самые дорогие истории для меня – это когда встречается человек и говорит: «Батюшка, я вам очень благодарен, потому что с вашей помощью я пришел в Церковь».

С сестрами

В этом году Отделу социального служения и сестричеству милосердия исполнилось 16 лет. Нам удалось за это время сформировать организацию, в которой порядка 25 проектов разной направленности: помощь в государственных учреждениях детям, пожилым, инвалидам, сиротам. Всегда нужно связующее звено между учреждением и Церковью. У нас сейчас около 600 активных, включенных в добровольческую деятельность людей. Еженедельно они находят время для того, чтобы послужить больным, бедным, бездомным, одиноким. А добровольцы – это люди, в которых есть живая энергия, люди, которым надо немного больше, чем другим. Они приходят и делятся своей улыбкой, своим сердцем, вниманием, своими средствами.

С братством

Есть проекты информационные: журнал «Православный вестник», несколько сайтов. Есть православное сестричество, я их называю «отряд специального назначения», потому что это люди, которые сделали шаг из ряда вон, вперед, дальше, чем обычные прихожане. Есть братство, в котором порядка 28 серьезных, зрелых, сформировавшихся мужчин. Это редкость. Смотришь, и просто душа ликует оттого, что собраны люди семейные, многие многодетные, крепкие, с хорошими работами, собраны воедино, и это помогает решать церковные, приходские задачи. Есть служба помощи бездомным, центр защиты материнства и семьи, кризисный центр. Сейчас такое время удивительное – можно делать все, что хочешь, все, что приходит в голову.

– Сейчас священнику живется проще, чем в советское время?

– Сейчас лучший из всех периодов взаимоотношения Церкви и государства. Сейчас священник может делать все, что хочет, разумеется, в рамках заповедей Божьих и Уголовного кодекса. Хочешь встречаться с молодежью, с детьми, хочешь организовать добровольческое служение, общину сестер милосердия – все это возможно. Главное, желание. А с желанием бывают проблемы, потому что всегда сложнее всего себя организовать. Но это самая главная задача в жизни любого человека, и священника в первую очередь, – научиться управлять самим собой.

Встреча с подопечными

– А в чем-то, может быть, сложнее в такие спокойные, благополучные вроде бы для Церкви времена?

– Страшный бич нашего времени – это комфорт, состояние смерти души , когда человеку все нормально, когда ему ничего уже не надо. В этом состоянии происходит ожирение сердца. Люди в сытости и комфорте перестают реагировать на боль, уходит сострадание и, напротив, рождается дух потребления. Человек все время взвешивает: выгода или совесть, а что я с этого буду иметь. Боязнь выйти из зоны комфорта сковывает людей. Они перестали искать подвига, беспокоиться. Даже бедные люди, люди с минимальным материальным состоянием, имеют телевизор, стиральную машинку и другие бытовые услуги, которые снимают с человека многие проблемы.

С добровольцами

А душа все время должна быть беспокойна, находиться в поиске. Душа, которой ничего не нужно, – мертвая душа. Очень много людей живут сейчас с мертвыми душами. Когда у народа беда, человек начинает мобилизовываться, находить внутренние ресурсы, чтобы жертвовать, совершать подвиг, отдавать любовь. Поэтому добровольческие организации важны и нужны. К нам каждую неделю приходят до 10 новых добровольцев. Люди ищут возможность вывести себя из зоны комфорта, оказаться в ситуации, где непривычно, больно и тяжело, чтобы сердце ожило.

– Как вы вообще оцените сегодня отношение людей к Церкви? Можно ли констатировать, что богоборческие времена закончились, страна к такому не вернется?

– Мы обязательно вернемся в богоборческие времена. В Священном Писании сказано, что земная история закончится победой антихриста. Если проанализировать историю, на протяжении 20 веков Церковь всегда испытывала ненависть и гонения этого мира. Потому что Церковь – совесть народа. Она говорит правду о человеке, о смысле жизни.

Начало строительства Собора в честь Успения Пресвятой Богородицы

Смысл ведь не в том, чтобы есть, пить и получать удовольствие. Может быть, это звучит резко, но многие люди живут собачьей жизнью. У собаки, у любого животного интерес простой – удовлетворить свои инстинкты: поесть, попить, найти теплое местечко, продлить род. Человек несчастен, если он сводит свою жизнь к тому, чтобы дом построить, дерево посадить и воспитать сына. А смысл ведь в том, чтобы стать человеком, то есть челом, которое устремлено в вечность. Это как минимум. А как максимум человек настолько приблизится к Богу в своей жизни, что сможет приобрести божественные свойства: любить, жертвовать, проявлять милосердие.

На стройке

Церковь говорит правду о человеке, правда колет глаза, поэтому Церковь по большому счету не любят. Небольшое количество людей в процентном соотношении любят Христа и любят Церковь. Я эти понятия не разделяю, хотя в сознании некоторых они разделимы: я в Бога верю, а Церковь мне не нужна. Но на самом деле кому Церковь не мать, тому Бог не Отец.

Современная жизнь пока не дает этой злобе вылиться. Если почитать комментарии к тем материалам, в которых затрагиваются острые вопросы и высказывается мнение Церкви, станет понятно: только дай возможность немного измениться ситуации в государстве, найдется огромное количество людей, которые будут расстреливать священников и уничтожать храмы. Это временное затишье. Сколько оно продлится? Дай Бог, чтобы подольше, чтобы мы могли людям послужить какое-то время. Но время гонений неизбежно придет.

Но в этом понимании вдруг рождается очень важное открытие: мне, оказывается, нужен Бог, потому что сам я не могу справиться со своими детьми, зложелателями, болезнями. Когда человек в этой немощи, в состоянии потери опоры начинает искать Бога, он для себя открывает, что Господь рядом. И тогда Господь берет его за руку и начинает вести за Собой, к небу, в Царствие Божие.

Юбилейный флешмоб «Белый цветок для батюшки» продолжается. Сделать оригинальный подарок батюшке на день рождения можно на сайте Белый цветок: здесь можно выбрать букет белых цветов и перечислить средства, соответствующие его стоимости, в качестве пожертвования. Также подарить батюшке на День рождения виртуальный белый цветок можно, отправив смс-сообщение со словом ЦВЕТОК пробел СУММА пожертвования на номер 3443.

Благодарим коллегу с информационного портала «Православие и мир» Наталью Костарнову за добрый портрет и многогранный материал!

25 мая 2018г. Просмотров: 379