Давайте станем мамой! Интервью со специалистом по противоабортному консультированию

Рождение малыша – это настоящее счастье. Но в нашем мире это счастье зачастую приходится беречь от множества зол. Случается, что известие о незапланированной беременности повергает женщину в шок – ведь в жизни столько проблем, а тут еще ребенок. Кажется, что времени изучить все «за» и «против» просто нет, и она решает действовать. Идет в женскую консультацию и берет направление на аборт. Раньше на этом можно было ставить точку — исход был очевиден с вероятностью в 99%. Сегодня ситуация начинает меняться: в женских поликлиниках стали появляться кабинеты психологов, которые консультируют женщин, собирающихся сделать аборт. Недавно в таких кабинетах начали проводить консультации и психологи епархиального Центра защиты материнства «Колыбель». Они помогают женщинам с кризисной беременностью преодолеть трудности, разрешить конфликтные ситуации, принять мудрое и ответственное решение. О том, насколько это удается, рассказывает сестра милосердия и психолог Центра защиты материнства «Колыбель» Ирина Наврось.

Сестра милосердия Ирина Наврось

Каждая спасенная жизнь – на вес золота

– Ирина, расскажите, в чем заключается работа психологов «Колыбели» в женской консультации? C кем Вы работаете?

– Мы консультируем женщин, которые стоят перед выбором: рожать ребенка или сделать аборт. На профессиональном языке это называется «консультация репродуктивного выбора». Задача психолога – провести консультацию так, чтобы женщина сделала свой выбор мудро и осознанно, оценив ситуацию со всех сторон, чтобы она поняла все последствия и узнала обо всех ресурсах, которые у нее есть для вынашивания и рождения ребенка. Ведь женщины, узнавшие о своей беременности внезапно, неожиданно, находятся в стрессовой ситуации. Они мыслят «туннельно», только в аборте видя решение всех своих проблем. Хотя на самом деле это не так.

– Как часто Вы проводите такие консультации?

– В зависимости от договоренности с заведующей той или иной женской поликлиники. Обычно мы работаем в ЖК три раза в неделю по три часа. Предварительно нас представляют на врачебной линейке: заведующая объявляет, что этот психолог у нас работает, и перед абортом всех женщин нужно направлять к нему. Сейчас в «Колыбели» четыре психолога, которые могут проводить такие консультации. У нас три постоянных кабинета в ЖК. Хочу отметить, что все наши психологи работают не на ставке, а на общественных началах.

– Благодаря чему появилась возможность православному психологу работать в ЖК?

– Между Министерством здравоохранения РФ и Русской Православной Церковью существует соглашение. Благодаря ему представителей церкви допускают в медицинские учреждения. Также Минздрав выступил с инициативой увеличения рождаемости в стране и уменьшения, всеми силами, количества абортов. И теперь заведующие и главврачи охотнее сотрудничают с нами, активнее идут нам на встречу, смотрят в том же направлении и любое наше предложение в этой области встречают одобрением.

На консультации

– Вы придерживаетесь какой-то определенной методики?

– Единого подхода нет. Психологи, которые работают в теме защиты жизни, постоянно учатся, осваивают что-то новое, стараются использовать современные приемы в консультировании, которые нашему профессиональному сообществу кажутся наиболее удачными, обсуждают трудные случаи, чтобы повышать качество своей работы. В этом смысле хорошую помощь нам оказывает Областной центр кризисной беременности. В декабре 2015 года мы прошли здесь обучение – повышение квалификации по перинатальной психологии. Также прослушали курс дистанционного обучения «Практическое противоабортное консультирование кризисных беременных» при Синодальном отделе по церковной благотворительности и социальному служению.

– Как проходит консультация?

– Для начала мы стараемся установить контакт с беременной, выяснить, какие жизненные причины ее толкают на этот шаг, а затем начинаем работать с этими проблемами. Разговариваем, беседуем. В подтверждение своих слов используем наглядные материалы, например, муляжи деток на разных сроках беременности. Каждая консультация индивидуальна и уникальна, и зависит от личных особенностей женщины. И социальный статус у беременных, и ситуация в семье – совершенно разные. С кем-то удается быстрее и легче установить контакт, с кем-то – труднее. Для одной женщины легче подобрать доводы «против» аборта, и она сама рада на них откликнуться. Другая – активно сопротивляется, приводя свои аргументы.

Феномен абортного мышления

– Можете привести несколько положительных примеров из своей практики?

– Очень радостно было, когда акушерка с участка зашла ко мне в кабинет и сообщила, что одна из пациенток после консультации будет сохранять ребенка. Это женщина 34 лет, воспитатель в детском садике, и на момент консультации у нее уже было трое деток 13-ти, пяти и четырех лет. И она, как и многие женщины, сказала, что уже все решила, что у нее не может быть четвертого ребенка, что вообще никогда даже не представляла, как можно иметь четырех детей. «Мне трое-то – уже много», – объясняла она. Обычно консультация длится примерно час. С ней мы проговорили очень долго. Она очень внимательно выслушивала все доводы, мы обсудили очень много аспектов: и психологических, и духовных. Ушла она тогда со словами: «Я подумаю, но очень сильно сомневаюсь, что сохраню эту беременность». Хотя единственной причиной, которую она озвучила, была финансовая: не так давно семья приобрела большую квартиру в кредит, сделали там ремонт, и теперь муж выплачивает за все это приличную сумму. Но, видимо, супругам все же удалось как-то договориться и решиться родить ребенка.

Бывают и достаточно неожиданные случаи. Вот пример. Молодая женщина, 21 год, замужем, но отношения с мужем еще достаточно сложные, так как они люди молодые и «постоянно перетягивают одеяло каждый на себя». У них уже есть дочка полутора лет. А срок беременности был приличный – 10 недель, ребеночек уже достаточно большой. Я ей показывала муляж такого ребеночка. Но она была настроена категорично: «У нас с мужем очень сложные отношения – мы на грани развода». Да и работа достаточно тяжелая – она официантка в ресторане. С ней мы тоже очень долго беседовали, ушла она в раздумьях, хотя мне и виду не подала – просто сказала: «Спасибо» – и ушла. И потом мне сообщили, что она встала на учет по беременности. Возможно, тут сыграло роль то, что она просто не успела, или ей сделали УЗИ. Факт УЗИ на таких сроках вносит свою лепту, особенно, когда врач очень внимательный: и ребеночка показывает подольше, и сердцебиение дает маме послушать.

После консультации

– Но есть и печальные случаи?

– Да, не все так радужно. Одна молодая женщина, 28 лет, приходила на сроке в восемь недель и хотела сохранить ребенка, хотя была разведена и одна воспитывала девятилетнюю дочь. Когда она сообщила своему мужчине о беременности, тот повел себя не по-мужски: сначала сказал ей идти делать аборт, а потом стал ее избегать, перестал общаться, хотя они вместе работают. Из-за этого ей было еще тяжелее. Она говорила, что все равно хочет второго ребенка, да и дочка просит братика. Тогда я рассказала, что мы можем ей помочь, финансово поддержать на первых порах, пока она снова на работу не выйдет. «Да, все замечательно!» – сказала она, а потом поехала к своим родителям, которые кардинально изменили ее решение. Сказали: «Нет, даже не думай! Сейчас – не время, все плохо! Тогда хоть ты была замужем, сейчас вообще без мужа». Нагнали на нее страхов. На повторной консультации мы с ней час просидели, но, к сожалению, я уже не смогла ничего изменить. Хотя и врач говорила, что не стоит этого делать – ведь и возраст, и разница между детками хорошая, справишься. Но, к сожалению, страхи очень часто сильно действуют на женщин, парализуя их волю.

– Что еще оказывает влияние на женщин, решающихся на аборт?

– Духовно-нравственный кризис современного общества серьезно сказывается на женщинах. Во-первых, существует такой психологический феномен, как абортное мышление. Женщины видят: «Моя знакомая делала аборт, моя сестра делала аборт, моя коллега по работе делала аборт» – все кругом делают аборт и в этом «нет ничего такого», это норма. Они говорят, что существуют же в нашей жизни всевозможные неприятности, и на работе, и проблемы со здоровьем, и операции, и так далее. И, наряду с ними, вот такая «неприятность», как аборт. И ничего вроде бы в этом такого из ряда вон выходящего нет. Да, аборт – это плохо, но все так делают, значит, и мне можно. Все это очень печально.

Во-вторых, большинство женщин, конечно, знают, что аборт – это плохо многие даже знают, что аборт – это убийство ребенка. Но очень мало женщин знают о его последствиях, причем последствиях многоуровневых. О медицинских последствиях если и знают, то, в основном, лишь о том, что можно остаться бесплодной. Это единственное последствие, о котором они хорошо знают. Но существует множество других медицинских последствий. Есть последствия и психологические, даже социально-психологические. Есть духовные последствия. Об этом знают вообще единицы пациенток – единицы рассматривают последствия аборта с духовной точки зрения.

Гуманитарный центр может оказать материальную поддержку малоимущим семьям

– Какую роль отец ребенка играет в решении: сделать аборт или сохранить жизнь?

– Его роль очень важна. Но в нашем обществе существует стойкая тенденция к тому, что решение об аборте женщина принимает одна. И обществом это положение дел поддерживается. Мнение мужчины-отца по закону вообще не учитывается. Женщина решила – женщина сделала. Это дело женщины – извещает ли она отца ребенка, знает ли ее супруг о беременности или нет. Посчитала нужным – рассказала, не посчитала – не рассказала посчитала нужным – посоветовалась, не посчитала нужным – не спросила, не посоветовалась. И даже если мужчина знает о ребенке и хочет его сохранить, а женщина – против, то ей никто не помешает сделать аборт. Был такой случай: женщине 40 лет, у нее уже трое детей и она беременна четвертым. Муж – за рождение ребенка, а она – против, у нее свои гипертрофированные страхи. Плюс общественное мнение: «Куда уж четвертого!» Поэтому мнение мужа она не учитывает и делает то, что считает нужным.

Если же мужчина против рождения ребенка, повел себя как-то не по-мужски, никак не поддержал беременную, сказал, мол, «пусть решает она» или вообще пропал, то в таком случае женщина, в браке она или нет, находится в тяжелом состоянии и часто склоняется к аборту. Если уж замужние женщины склоняются к мыслям об аборте, то что уж говорить о тех, кто вообще лишается поддержки мужчины.

Ради будущего

– Многие ли беременные после бесед с психологами «Колыбели» решают сохранить ребенка?

– У нас проходит 20-30 консультаций в месяц. Беременность сохраняют только одна-две женщины. За последние два месяца у нас три сохраненные беременности. Кому-то может показаться, что это очень мало. А для нас каждая сохраненная беременность на вес золота, потому что это – целая жизнь человеческая. Спасение одного ребенка дает нам заряд для работы на весь следующий месяц.

– Насколько тяжела эта работа?

– Не знаю, как тут можно измерять. Могу сказать, что многие психологи избегают ее. Только представьте, насколько легко работать с беременными, какой это позитив – помогать женщинам правильно настроиться на беременность, правильно ее прожить, подготовиться к хорошим родам. Это так интересно! А сколько положительных эмоций испытываешь, когда потом часто приходят и благодарят за ту помощь.

А вот женщины, которые приходят на аборт, – это совершенно немотивированные пациенты, которые и слушать ничего не хотят, к которым нужно искать какой-то особый подход, причем чаще всего непонятно зачем, потому что большинство из них аборт все равно делают. Профессиональное выгорание при таких консультированиях развивается довольно быстро. Но если психолог верующий и постоянно получает поддержку церкви и духовника, как в нашей «Колыбели», то, мне кажется, с такой поддержкой все по силам. А без поддержки, без молитвы – это очень тяжело.

С поддержкой церкви все по силам

– С каким настроением идете на консультацию?

– Настрой на работу положительный, позитивный. Возможность спасти хотя бы одну жизнь – это то, ради чего стоит работать. Да, во время таких консультаций ты осознаешь, что большинство женщин аборт все-таки сделают, но, несмотря на это, я не выхожу после них опустошенной, с каким-то тягостным чувством. Чаще, как ни странно, присутствует чувство удовлетворения. Особенно если на консультации удалось с женщиной поговорить откровенно, искренне, удалось установить с ней хороший контакт. Как говорит отец Димитрий Ваулин (окормляющий священник «Колыбели», председатель епархиальной комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства), с которым мы встречаемся каждую неделю на духовной беседе и молебне: «Даже если сохраненных беременностей немного, то мы надеемся, что кто-то из женщин услышал нас и в дальнейшем избежит этой ошибки, кто-то будет более внимателен к своим детям, правильные знания до них донесет. Это работа еще и на будущее». И это вдохновляет.

– Нужны ли «Колыбели» еще психологи и с каким опытом?

– Очень нужны! Желательно, чтобы было психологическое, педагогическое или медицинское образование. Можно с опытом социальной работы. Опыта может и не быть – у нас можно пройти обучение. Важна высокая мотивация, желание и умение общаться, отсутствие страха общения с людьми.

СПРАВКА

Что значит кризисная беременность?

Если женщина берет направление на аборт или рассматривает такую возможность, то это уже повод считать беременность кризисной. Значит, есть какие-то препятствия, которые мешают нормальному течению беременности. Они могут быть как физиологические, так и психологические, медицинские или социальные.

Центр защиты материнства «Колыбель»:

Адрес: Екатеринбург, ул. Белинского, 86, 6 подъезд, 3 этаж, кв. 466 (перекресток ул. Белинского-Декабристов)

Контакты: 8 (343) 344-3-554, kolyb@bk.ru

Сайт

группа ВКонтакте

Канал YouTube

Стать добровольцем (заполните анкету по ссылке)

Оказать финансовую поддержку проекта (выбрать назначение пожертвования-ЦЗМ "Колыбель")

Пожертвовать

22 апреля 2016г.
Просмотров: 1115