Семейное обучение: секреты, мифы и реальность

На что способны дети, которые не ходят в школу?...

Семейное обучение обычно пугает бабушек и вызывает множество опасений знакомых: ребенок будет как Маугли, не сможет потом влиться в коллектив, поступить в институт и вообще, неужели самостоятельно можно освоить школьную программу? Мы спросили родителей, чьи дети учились дома и уже закончили школу, в чем секрет успешного обучения? Оказалось, простых рецептов нет. Но результаты впечатляют.

«Читай учебник, через полгода будем сдавать экзамен» – так это не работает

Наталья Миронова, руководитель Школы эффективного обучения, ведущая семинаров, мама двоих сыновей, 7 лет учившихся дома. Старший заочно закончил школу с золотой медалью, учится в ВУЗе. Личный рекорд детей – полугодовая программа по 12-ти предметам освоена за один месяц и сдана на «отлично».

– Все началось с бесшабашности нас, родителей. Мы жили тогда в Москве, сами мы из Рязани. В Москве построили успешные бизнесы, и дети наши ходили в хорошую частную школу. Все было хорошо. Но потом у нас, видимо, начался кризис среднего возраста, это было 11 лет назад. И мы решили создать свое экопоселение, у нас была земля под Рязанью. Мы переехали в деревню и забрали детей из школы. Макс перешел как раз в шестой класс, а младший, Леша, в третий.

Я по образованию учитель физики и математики. И думала, что с обучением все у нас будет прекрасно. Если уж я физику и математику освоила, то со всеми остальными предметами разберусь. Оказалось, со всеми остальными предметами разбираться было сложно – огромные темы, мне надо было сначала самой прочитать, освоить, потом пересказать ребенку.

Я целыми днями занималась учебой детей. Два разных возраста, два разных класса. Но это невозможно – тратить на школьную программу всю свою жизнь. Решили что-то менять.

Сначала столкнулись с методикой изучения английских слов на карточках. И попробовали таким образом запоминать определения – получилось. Мы поняли, что методики существуют, надо копать. Нашли книжку про интеллект-карты. И это стало нашей палочкой-выручалочкой.

Интеллект-карты – визуальный конспект ребенка

Дети садились, открывали учебник. Например, тема по биологии «Кровь и кровообращение». Берется лист формата А4 и на нем зарисовывается, структурируется вся информация. Дети выделяют главное, заносят на интеллект-карту и запоминают определенным образом. Карту каждый создает под себя, это самое главное. Если я начинала вмешиваться, говорила, вот здесь так запиши или зарисуй, у ребенка все из головы вываливалось, и он не запоминал.

Поэтому какие бы каракули он ни рисовал, как бы что ни обозначал – это должно быть его и только его. Если человек не понял, что написано в параграфе, он просто не сможет интеллект- карту создать.

В учебнике максимум 10% информации является важной, остальное – связки, вводные слова, описания. Вот это ценное и наносится на бумагу. Этот визуальный конспект создается самим ребенком.

В это время я могла найти видео, которые иллюстрируют то, что дети учат. Например, как работает сердце, как кровь движется по сосудам. А если изучаем историю, то вечером смотрим художественный фильм по теме. Чтобы дети понимали: исторические персонажи – это реальные люди, которые жили, дышали, чувствовали, а не просто стояли во главе войска.

Начинали мы учиться в середине сентября, заканчивали в середине мая. Устраивали каникулы по две-три недели осенью и весной и месяц зимой. В день было 4-5 уроков по полчаса. Мы тратили на обучение в четыре раза меньше времени, чем обычный школьник.

После девятого класса Леша захотел пойти в школу. Так как мы жили уже в экопоселении, живность бросать было нельзя, а бизнес был в Рязани, он уехал в Москву один. Я переживала, как он в общество вольется. Мальчишка, который жил в деревне. Но Леша очень хорошо вписался. Сразу появились друзья, учился на пятерки.

Макс по результатам ЕГЭ поступил на бюджет в один вуз. Но поучился немного, сказал, что не готов тратить на это время, и бросил. Год занимался бизнесом. А потом понял, что ему не хватает системности. И пошел в экономический ВУЗ. Выбрал РАНХиГС. Учится сейчас с удовольствием.

«Должно быть трудно, человек развивается в преодолении»

Лена Данилова, педагог, эксперт по раннему развитию детей, автор книг и статей, ведущая семинаров, мама пятерых детей, каждый из которых в то или иное время учился дома.

У каждого – свой интересный путь. Старший сын Миша учился четыре года в Институте кино и телевидения, потом понял, что это не его. Открыл компанию по кастомизации мотоциклов. Лиза закончила факультет журналистики, но поступила в Летное училище и в этом году закончила его с красным дипломом, она пилот гражданской авиации. Катя закончила архитектурный колледж, стала реставратором. Саше 15 лет, она впервые пошла в школу в этом году, учится в питерской гимназии «Петершуле». Младший Василий учится в Академии русского балета имени Агриппины Вагановой, танцует в Мариинском театре.

– Дома учиться не менее сложно, чем в школе. Это миф, что дома должно быть легко. Учиться вообще нелегко. Если родители забирают ребенка из школы, чтобы ему не было трудно, то они вообще зря это делают. Ребенку должно быть трудно. «Талант растет, круша и строя, благополучье знак застоя», как говорил Даниил Хармс. Все познается в борьбе, человек развивается в преодолении. И если ребенку разжевывать и класть в рот, то он будет безвольным потребителем информации, которая ему совсем не нужна.

Нужна активная жизненная позиция самих родителей. И не нужно хотеть облегчить жизнь своим детям. Вот мне говорят: «Мы ушли на семейное обучение, чтобы не вставать с утра и не ходить в школу…» Что, простите? «Мы встаем в 10 утра, одно-два задания в день, тра-ля-ля» – все, это будущие лузеры.

Нельзя облегчать жизнь детям, это неправильно. Если вы забираете ребенка из школы, вы должны ему создать такие трудности, которые адекватны школьным и даже больше.

«Она залезала под стол и шипела, как дикая кошка»

Мало кто может реально организовать у себя дома процесс обучения. Ко мне в мою семейную школу приходят дети-семейники, которых забрали из школы и не знают, что с ними делать дома. И у 100% из них тяжело запущена учеба. 9-летний, который читать не умеет, мальчик 13 лет, который целыми днями тупил в компьютерные игры, никто его не мог оторвать, просыпался ночью, играл всю ночь. Он не знал даже программу пятого класса. Девочка одна залезала под стол и шипела оттуда, как дикая кошка. И показывала когти. И думала, что это в очередной раз сработает. Она неделю у нас посидела под столом, а потом стала учиться.

Какое-то легкомыслие родителей и уверенность, что как-нибудь пронесет, как-нибудь само вырулится – это же мой умный ребенок. Родители успокаивают себя обычно тем, что он же на музыкальном инструменте играет, в походы ходит или у нас такая интересная насыщенная жизнь, путешествия, поездки. Еще что-нибудь. Но учеба – это пахота. Какой бы ни был умный и развитый, думать, что он научится как-нибудь сам в жизни, эта американская идея анскулинга: мы никакую программу не проходим, просто оно как-нибудь само – надо научиться деньги считать, научился считать.

Подожди. На уровне тракториста Пети он может и научился. А как же все остальное? Математическое мышление, алгебра, геометрия? Невозможно выучить, не приложив усилий.

Нет телефона – нет проблем

Нужны особые технологии. Я же учу не просто так, у меня есть в арсенале масса технологий. На английском мы работаем по таблицам Зайцева, про которые вообще никто не знает, хотя Зайцев с ними носился как с писаной торбой много лет. И работа по этим таблицам на протяжении 3-5 месяцев дает результат, как несколько лет обучения в школе. Собственно, у меня получается быстрее, потому что я 30 лет занимаюсь педагогикой, я знаю все секреты. И важно научить ребенка находить, где взять информацию и как ее критически оценить.

Дети от нас уезжать не хотят. Приезжают с интересом – посмотрят наши фотографии, море, хорошо. (Семейная школа Лены Даниловой сейчас базируется в Дахабе – Прим.ред.)

А мы потом гаечки закручиваем: «На море можно в 6 утра. На тренировку про фридайвингу с тренером-людоедом практически». – «А как же я фоточки в Инстаграм буду выкладывать?» – «Деточка, ты телефон дома оставишь».

У нас запрет на телефоны. В этом весь секрет успеха. Нет телефона – нет проблем, все дети учатся. Всем интересно. Они общаются, играют на гитарах, ставят спектакли, лазают в горы, поют песни у костра. А так все сидели бы в телефонах.

«В нашей Нарнии совсем другие законы»

Алексей Семенычев, президент Ассоциации развития семейного образования, организатор проекта «Альтернативное образование в России». Папа троих детей, которые обучались дома. Старшая дочь учится в Абрамцевском художественно-промышленном колледже.

– С дочерью мы были почти первопроходцами. У нее был колоссальный стресс при учебе в школе. Депрессивное состояние, бессонница. Другие родители, возможно, сказали бы, отдохни и все, а я решил забрать ее из школы. Ушли из седьмого класса. И появилась цель – дать образование лучше, чем в школе. А с мальчиками на семейное обучение мы шли уже сознательно.

У меня есть новый термин – частное домашнее образование. Да, как в лучших дворянских традициях. Первые 12 лет жизни дворянина уходили на то, чтобы проникнуться духом семьи, духом усадебного дома, получить то, что мы сейчас называем начальным образованием. А в 12 лет пойти учиться в гимназию – это был путь очень многих.

Без вовлеченности родителей ничего не получится. Если вы отдаете ребенка в хорошую частную школу, вашей вовлеченности там нет, вы всю ответственность скинули на школу, что правильно. А если выбираете семейное образование – ваша ответственность очень высокая. Уйти на работу и целый день быть там, а ребенка оставить дома – у вас ничего не получится.

Не надо иллюзий, что вы составите ему программу, он сядет и будет ее выполнять, для этого нужна очень большая ответственность, а как требовать самоорганизации от ребенка, когда 80% взрослых страдают точно такой же болезнью – отсутствием самоорганизованности?

В чем беда школьной «дистанционки»? Они берут модель школы и переносят ее в онлайн, но так не делается. Мы, семейники, не сидим с утра до ночи дома у компьютера. И мы всегда держим в голове, что уроки – это не главное. Это 25%. Значительно важнее то, что у младшего сына две школы программирования, где он реализует себя как личность. Это самоопределение.

В школе главное – сдать ЕГЭ. А в нашей Нарнии совсем другие законы – главное, чтобы воскрес Лев и победил зло. Задача пробудить в человеке внутренние ресурсы, чтобы эти внутренние ресурсы воплотились в каком-то деле. Если ты это сделал, то считай, что все не зря.

«На кружок по математике человек пришел с тетрадкой в линейку»

Виктория Гласко, руководитель семейного клуба «Кайманчик», мама двоих сыновей, которые учились дома. Старшему сыну Герману 18 лет. Он успешный блогер, учится в институте и сам зарабатывает себе на жизнь.

– Герман получил аттестат в 15 лет, а поступил в институт только в этом году, спустя три года. Я привыкла быть честной. У меня три высших образования, но я не смогла найти доводов, для чего надо идти в институт. Если спросить у Германа, он скажет честно: «я просто не хочу идти в армию». Почему он не пошел в институт сразу, как закончил школу? Потому что в армию до 18 лет не берут.

Герман учился в школе в 1 классе, половину 6-го и в 7-м классе. Остальные годы его образования проходили без школы, без репетиторов и онлайн-школ. Мы, родители, почти не обучали сына. Он обучался сам.

В 7-м классе Герман решил поступить в школу для одаренных детей «Лига школ». Ему было 11 лет, он «перескакивал» через классы. Прошел большой конкурс несмотря на то, что почти все его одноклассники были на два года старше.

Мне как-то позвонил учитель математики, к которому Герман пошел на кружок и говорит: «Я преподаю уже 40 лет для одаренных детей, но первый раз в жизни у меня такая ситуация. Детям надо было принести сменку и тетрадочку. И первый раз на кружок по математике человек пришел с тетрадкой в линейку».

То есть, у него даже не сформировалась связь между математикой и клеточкой. Вот так мы обучались дома. Мы про смыслы, не про оформление.

Герман стал известным блогером. Началось с того, что он стал снимать ролики. Пришел в фотостудию знакомых. «Можно я буду у вас бесплатно работать?» Он стал помогать во время фотосессий, что-то подержать, поставить, принести. Начал делать маленькие ролики, как проходит фотосъемка. Вот приходит мама с ребенком на фотосессию, ее красят, они наряжаются. Маленький минутный ролик потом можно предложить купить вместе с фотографиями.

А потом один фотограф набирал себе учеников на платные курсы, а Германа взял бесплатно. Все равно тут тусуется, уже свой. В какой-то момент мы уехали жить за город, построили с мужем дом, а сын остался жить в Москве и становился блогером.

Он делает красивые переходы, монтирует видео так, что непонятно, в какой момент на тебе образовалась другая одежда. Подбросил ботинок – ты уже в другом месте в другом облике. Я упрощенно, это серьезная штука. Многие его трюки люди не могут повторить.

Однажды ему предложили рекламировать интернет-казино. Он отказался. Рассказывает: «Представляешь, мне предложили очень солидную сумму!» «А чего ты отказался?» – спрашиваю. «А нам что, есть нечего? Я с голода не умираю. Я не хочу рекламировать то, во что сам не верю. То, что людям принесет разочарование и проблемы».

Герману приходит огромное количество сообщений. Один мальчик из Нижнего Новгорода мечтает стать врачом, хочет учиться в Москве, а в него никто не верит. Он посмотрел на Германа и написал: «Я понял, что у меня тоже получится. Я хочу быть хирургом».

Читая это, я осознала, что блогеры вдохновляют людей не только «попой крутить», но и поверить в себя, я поняла, какую серьезную работу делает мой сын. А ему всего 18 лет. Уже два года я его не обеспечиваю. В этом году он оформил ИП, до этого все бумаги за него подписывала я.

Он говорит, что хочет создать фонд, который будет помогать людям. Его самостоятельность и стремление помогать – вот для меня результат, а не поступление в институт.

Источник: сайт www.miloserdie.ru от 09.11.2020 Семейное обучение: секреты, мифы и реальность
11 ноября 2020г.
Просмотров: 61