Как Мария Египетская нашла себя, не проходя психологические тесты

Протоиерей Стивен Фриман о поиске себя и Бога в нашей жизни...

Блудный сын из евангельской притчи «пришел в себя», когда кормил свиней на чужбине. Голодный, одинокий, промотавший свое наследство, он завидовал свиньям, у которых была еда. Но что означает «пришел в себя»? Ведь это одна из самых важных историй о покаянии в Священном Писании и главная история о прощении и возвращении. И если блудный сын «пришел в себя» среди свиней, то «потерял» он себя, когда решил уйти из дома и жить в беспечном мотовстве.

Невозможно познать Бога, не познав себя. Но верно и другое: невозможно познать себя, не познав Бога. Святитель Григорий Нисский назвал душу «зеркалом». Конечно, этот образ можно истолковать превратно, но суть в том, что именно в своей душе мы встречаем Бога. А значит, поиск Бога и поиск себя нераздельны. И если эти искания искренни, они обычно идут одновременно.

В современном мире сложно найти себя, он в плену собственных представлений о личности. И механизм самоидентификации — результат одного из множества проектов нового времени — стал в наши дни предметом потребления. Причем мы «подбираем» себе не только подходящую идентификацию, но и «аксессуары».

В 1990-е в наших краях было модно ходить в местный бар потанцевать в стиле кантри. Нас с женой как-то пригласили на такую вечеринку. Не знаю, открыт ли еще тот бар, но это было больше, чем просто место, где можно провести время и потанцевать. Приходили люди, одетые в стиле Дикого Запада — и не только в ковбойских сапогах и джинсах. И им было хорошо. Я, правда, так и не понял, почему менеджерам и другим представителям среднего класса восточного Теннесси нужно было обязательно нарядиться в ковбоев, чтобы потанцевать. Ведь это просто одна из множества субкультур в нашей палитре.

Будучи гражданином преклонного возраста, я, разумеется, не разбираюсь в современных субкультурах и, скорее всего, понимал бы в них еще меньше, будь я с ними знаком. Но я вижу вокруг много людей, мятущихся в поисках самоопределения (и городские ковбои, пожалуй, наименее интересные из них).

Но душа — это не проект. Мы не подбираем себе подходящую личность и не определяем ее своим выбором образа жизни. Наши эфемерные представления о самих себе, включая «салонные игры» среднего класса в психологические тесты, определяющие тип личности, бесконечно далеки от правды о нашем бытии.

И то, что мы себе представляем, анализируем, с чем носимся — зачастую не больше, чем результат невротического расстройства нашей пропитанной стыдом культуры, в которой каждый стремится найти хоть какие-то признаки «нормальности».

Жития святых показывают нам пример более глубинного поиска. Полное удовольствий распутство, которому предавалась в молодости Мария Египетская, и ее безжалостно-откровенные признания в пристрастии к сексу и алкоголю вошли в анналы человеческого греха всех времен и народов. Это рассказ о потерянной душе. История же ее спасения, которую Церковь каждый год вспоминает во время Великого поста, в чем-то главном схожа с притчей о блудном сыне.

Когда Марии чудесным образом был прегражден вход в Храм Гроба Господня, она, как и блудный сын, «пришла в себя» и увидела страшную правду о том, насколько она себя потеряла. Но в отличие от блудного сына, ее ждало не возвращение в радушный отчий дом, не откормленный телец, не перстень и не лучшие одежды. Вместо всего этого — три хлеба, купленные на три медные монеты, и скитания по пустыне длиною в жизнь. Именно там она получила и невидимые лучшие одежды, и даже венец. Вот как она описывает свои испытания:

«Семнадцать лет провела я в этой пустыне, словно с лютыми зверями борясь со своими помыслами... Когда я начинала вкушать пищу, тотчас приходил помысел о мясе и рыбе, к которым я привыкла в Египте. Хотелось мне и вина, потому что я много пила его, когда была в миру. Здесь же, не имея часто простой воды и пищи, я люто страдала от жажды и голода. Терпела я и более сильные бедствия: мной овладевало желание любодейных песен, они будто слышались мне, смущая сердце и слух. Плача и бия себя в грудь, я вспоминала тогда обеты, которые давала, идя в пустыню, пред иконой Святой Богородицы, Поручницы моей, и плакала, моля отогнать терзавшие душу помыслы. Когда в меру молитвы и плача совершалось покаяние, я видела отовсюду мне сиявший Свет, и тогда вместо бури меня обступала великая тишина».

Мы можем лишь догадываться о свете, сиявшем ей отовсюду, и о «великой тишине», которая ее обступала. Они — часть опыта познания «истинного себя», обрести который можно только в соединении со Христом. А обретя, даже «бывшая блудница, подвизавшаяся в пустыне», может с любовью и благоговением обратиться к Царице Небесной — без страха и ненависти к себе, которые заставляют нас прятаться.

Современность тяготеет к посредственности (хотя и восхваляет знаменитостей, например, спортсменов). Не случайно мы развлекаем себя фильмами о супергероях, снятыми людьми, жизнь которых вполне сопоставима с распутством молодой Марии Египетской.

И уровень посредственности современного мира соразмерен лишь поглощающей его пустоте. Над целомудрием в нем смеются, убийство же воспевают как проявление свободы.

Путь преподобной Марии труден. Но к чему она так стремилась? Что, по ее представлениям, ждало ее за тем порогом, который ей нельзя было преступить? Ведь не из эгоистического желания увидеть известную святыню — Истинный Крест — она так рвалась туда. Только знание, что она в нескольких шагах от сущей правды о собственной жизни, которая откроется в присутствии Божием, заставило ее не раздумывая дать обещание, которое и помогло ей войти в заветную дверь.

«…Как только увижу Древо Креста Сына Твоего, отрекусь от мира и тотчас уйду туда, куда Ты, как Поручительница, наставишь меня».

Пустяня Вади Рам в Иордании

Но даже если бы ей не дано было войти, она всё равно увидела бы то, что ей нужно было увидеть.

Я уже писал о том, как важно правильно формулировать запрос. Для преподобной Марии это было желание увидеть Древо Креста. Она просила об этом именно так, как надо: все или ничего. Мы часто думаем, что хотим познать Бога, подразумевая под этим познание некой реальности, которую можно всесторонне рассматривать, исследовать, обсуждать и обдумывать. На деле вопрос в том, хотим ли мы познать Бога так, как познала Его Мария Египетская. Хотя уже в самом этом вопросе — полнота знания себя, от которого она когда-то отказывалась). И если эта пьяная александрийская блудница смогла найти Бога в своем сердце, найдем Его в сокровенных уголках своих сердец и мы.

Источник: сайт www.foma.ru от 04.05.2020 Как Мария Египетская нашла себя, не проходя психологические тесты
12 May 2020г.
Просмотров: 142