«Это не шок, но растерянность есть» — школьный учитель о проблемах перехода в онлайн-формат

Актуальная и острая тема онлайн-образования...

Об онлайн-образования сейчас спорят многие — и школьники, и их родители, и учителя. Для нас эта тема очень важна, потому что в этом новом формате проявляются все те же психологические, этические и духовные проблемы, что и в обычной жизни. Поэтому мы призываем тех, кому есть, что сказать об этом, поделиться своими соображениями. И сейчас предоставляем слово учителю истории в петербургской частной школе «Эпишкола» Александру Николаевичу Кондрашеву.

С темой онлайн-образования мне пришлось познакомиться несколько раньше, чем многим моим коллегам, потому что, помимо преподавания истории в московской школе «Интеллектуал», а затем, с 2018 года, в питерской «Эпишколе», я занимался индивидуальным преподаванием (репетиторством) и делал это в онлайн-формате, посредством скайпа.

Но если до разгула эпидемии онлайн-образование стояло все-таки наособицу, то сейчас по объективным причинам оно становится мейстримом. И, как всякое стремительное нововведение, оно создает трудности для всех — и для самих школьников, и для их родителей, и для нас, учителей. Об этих трудностях я могу судить не только по своему опыту и не только благодаря общению с коллегами в «Эпишколе». Я еще и региональный представитель (по Санкт-Петербургу и Ленинградской области) профсоюза «УЧИТЕЛЬ», поэтому мне постоянно приходится общаться с учителями, в том числе и по поводу тех проблем, что возникают у них в связи с массовым переводом школ на дистанционное обучение.

Есть ли шок у родителей?

Если почитать соцсети и родительские чаты, то можно, конечно, обнаружить признаки шока. Но по своему опыту общения с родителями учеников, по опыту моих родственников, у кого есть дети-школьники, скажу так: явного шока нет, но есть растерянность, вполне естественная в ситуации неопределенности. Мне кажется, на фоне общих проблем в связи с эпидемией, то есть режимом самоизоляции, страхом за здоровье близких, угрозой потерять работу — тема онлайн-образования вряд ли стоит у большинства на первом месте.

Если все же говорить о шоке, то у некоторых родителей он все же случился: они увидели, как занимаются их дети, увидели их такими, какими они на самом деле бывают в школе. Потому что всё, что происходит на обычных школьных уроках, повторяется и в онлайн-формате. Если ребенок в классе постоянно отвлекался и занимался посторонними делами — он это будет делать и сидя дома перед компьютером. Если он баловался на уроке, кривлялся — он и в онлайне это будет делать, начнет корчить рожи на веб-камеру, писать в общем чате урока всякие глупости. Если он впадал в ступор, не понимая новый материал, то это же случится с ним и в онлайне. И вот теперь родители, которые сидят дома с детьми, всё это увидели.

Зачем столько заданий?

Другая причина, пусть не шока, но родительского недовольства — это огромное количество заданий, которые задают детям и которые нужно в положенный срок отправлять учителю на проверку. Родителей можно понять — действительно, во многих случаях, если даже не в большинстве, переход на дистанционку происходил в авральном режиме, учителя-предметники боялись, что дети, сидя дома, разленятся, и давали им задания с запасом, чтобы уж точно усвоили всю положенную программу. А общую нагрузку никто не считал.

Но, с другой стороны, и раньше, до эпидемии, тоже задавали много, просто такого плотного контроля выполнения этих заданий не было. Проще говоря, сейчас пришлось учиться тем, кто раньше делал это спустя рукава.

Есть ли шок у учителей?

Проблемы при онлайн-обучении точно те же, что и раньше. Учителя жалуются, что не получается наладить коммуникацию с каждым ребенком, что дети выпадают из учебного процесса. Но ведь и на обычном уроке в классе, когда там сидит 35 учеников, тоже учитель не в состоянии в каждый момент урока контролировать каждого ребенка. Иногда это удается, но не каждому учителю и не на каждом уроке. Бывают такие темы, где глаза у детей загораются, весь класс включается в работу, но ведь не на каждом же уроке! Шедевры вообще не выпекаются как пирожки.

Вообще, если говорить о живом, личностным общении учителя с учеником, то тут, на мой взгляд, важнее даже не формат — то есть «реал» или «онлайн» — а, во-первых, что из себя представляют этот учитель и этот ученик, а во-вторых, со сколькими учениками учителю приходится общаться одновременно. По своему опыту скажу, что если общаешься в онлайне один на один, то вообще никакой разницы с «реалом» нет. А вот когда у тебя большой класс, то тут и в реале невозможно полноценно общаться с каждым.

Куда деваться от отчетности?

Теперь поговорим о такой учительской головной боли, как отчетность. Как и раньше, это зависит от руководства школы. Многие ее требовали до эпидемии, ее требуют и сейчас, причем требуют и планы дистанционных уроков, и то, что рождается в уме чиновников, оторванных от жизни и не представляющих себе реального учебного процесса. И отчетность всё плодится и плодится. Пожалуй, сейчас действительно стало еще тяжелее, потому что готовиться к онлайн-урокам приходится больше, чем к обычным. У любого опытного учителя есть давно разработанные и многократно опробованные планы уроков, есть множество разных заготовок — проверочные задания, тесты, иллюстративный материал и так далее. Так вот, легко и просто перевести все это с языка «реала» на язык «онлайна» не получится, слишком уж разные это форматы. Поэтому планы уроков приходится буквально с нуля создавать. Потом, возможно, будет легче, когда мы пройдем этот начальный этап. Но пока тратим массу времени на подготовку нужного, и к этому часто приплюсовывается масса времени на ненужное, то есть на спущенную сверху бессмысленную и беспощадную отчетность.

Что мешает учителям?

Разумеется, пугают учителей и чисто технические проблемы, неизбежные при переходе на дистанционное обучение. То есть у кого-то устаревшие компьютеры, у кого-то слабый интернет. Теоретически, конечно, администрация школ должна обеспечить всех учителей необходимыми техническими средствами, и в некоторых школах это сделано, в нашей, например. Но я знаю, что далеко не во всех, особенно в провинции. Иногда администрация школ не разрешает учителям проводить дистанционные занятия из дома, а требует, чтобы они каждый день приходили в школу, сидели там в пустых классах и оттуда общались через школьные компьютеры со своими сидящими дома учениками. А учитывая, что чаще всего учитель — это немолодая женщина, находящаяся (в медицинском плане) в группе риска коронавируса, то это, конечно, очень сильно пугает и раздражает людей.

Что трудно детям?

Что касается технических моментов, то дети, особенно в средних и старших классах, не испытывают затруднений при освоении электронных платформ, на которых ведется обучение. Но технические проблемы все равно бывают — и слабое качество домашнего интернета, и зависание этих самых платформ. Что, кстати, неизбежно, поскольку в условиях самоизоляции возросла нагрузка на оборудование провайдеров, интернет стал медленнее, возникли перебои. Кроме того, есть и медицинский момент: длительное сидение дома за компьютером утомляет сильнее, чем за партой в классе. Некоторые дети говорят, что при прочих равных электронный урок дается им физически тяжелее, чем обычный, больше нагрузка на глаза.

Что касается уже не технических, а человеческих моментов — то здесь тоже есть дополнительные проблемы. Особенно это касается учеников младших классов. Им сложнее перестроиться, так как они привыкли в школе не только учиться, но и общаться, играть. И им сложнее воспринимать других людей через экран. Сейчас они лишены этого, и это не может не отражаться на уроках.

Если говорить о старшеклассниках, там другая проблема, связанная уже не с онлайном как таковым, а с общей неопределенностью ситуации — что теперь будет с ОГЭ, с ЕГЭ, с поступлением в вузы... Это сильно нервирует ребят, а всякая такая нервозность (подчас, увы, подогреваемая взрослыми) увеличивает утомляемость.

Работая с детьми в формате онлайн, я стараюсь все эти моменты учитывать. Например, даю им задания не по учебнику, а, пользуясь тем, что они все равно сидят перед компьютерами, скидываю ссылки на разные материалы и исторические источники, не адаптированные специально к школьному преподаванию. Пусть дети поработают с ними, и это будет им крайне полезно. Это воспринимается ими как некий вызов, некое, интеллектуальное приключение.

Но так можно работать в небольших классах, как вот у нас в школе, по 10-12 человек. А когда у тебя их в классе 30, попробуй попереписываться с каждым по его историческим изысканиям!

Отсюда, кстати, вытекает необходимость в условиях онлайн-обучения делить классы на группы — с учетом физических возможностей учителя. Это неизбежная задача, которую придется решать школьным администрациям, образовательным чиновникам. Причем решить ее, перекладывая ответственность сверху вниз, невозможно.

Советы родителям

На всё можно смотреть двояко — как на неприятность и как на некую новую возможность. Касается это и онлайн-обучения. Родители могут воспользоваться этой ситуацией, чтобы лучше узнать своих детей, в том числе узнать и в качестве учеников.

Конечно, единых для всех рекомендаций тут быть не может, но общие моменты постараюсь обозначить.

1. Должны ли родители присутствовать на онлайн-занятиях своих детей?

А это в разных случаях по-разному. Бывает, что родители мешают детям, отвлекают их, бывает, что шпыняют по любому ничтожному поводу и тем самым вызывают скованность или провоцируют истерику. А бывает, что прекрасно помогают своему ребенку мобилизоваться на учебу. Причем это не зависит от возраста школьника. Иногда и старшекласснику необходимо присутствие родителей во время занятий, а иногда и пятиклассник вполне справляется без надзирающей за процессом мамы или бабушки.

2. Очень желательно, чтобы родители организовывали детям активные перемены между занятиями — то есть чтобы дети подвигались, попрыгали-побегали, потому что в условиях дистанционного обучения они слишком часто сами про это забывают и на переменах продолжают зависать в своих гаджетах, только переключаются с учебы на игру или на общение в соцсетях.

3. Очень важно, чтобы дети видели, как работают их самоизолировавшиеся дома родители. Тем ведь тоже приходится работать в онлайне, и подчас даже более интенсивно, чем раньше, в офисе. Так вот, дети должны видеть, как ответственно родители относятся к делу, как организуют свой рабочий процесс, как составляют списки задач и расставляют приоритеты, как не откладывают на бесконечный «потом» то, что лучше сделать прямо сейчас. Причем это нужно делать не в приказном порядке: мол, смотри, как я делаю и в точности повторяй за мной, а ставя ребенка на равных с собой: посмотри, вот я делаю так, мне это реально облегчает жизнь, может, и у тебя так получится?

Онлайн — это временно или навсегда?

Я считаю, что онлайн-обучение (и шире — дистанционное обучение) не создало каких-то особых, специфических проблем, но высветило те болевые точки нашего образования, которые были и раньше, но которые не все замечали. Теперь это коснулось почти каждого, прямо или косвенно, и стало для всех очевидным. И, прежде всего, для родителей, которые раньше видели школьные проблемы лишь с одной стороны, а теперь увидели целиком.

Что же касается самого формата онлайн, то не берусь предсказать его судьбу после того, как эпидемия схлынет и все вернется на круги своя. То есть из самых общих соображений ясно, что, конечно, в большинстве случаев школы вернутся к прежнему способу преподавания. Никакого вытеснения онлайном прежней системы не случится. И уж тем более там, где он сейчас организован чисто формально, а в действительности дистанционное обучение сводится к самостоятельному выполнению учительских заданий.

Но все-таки и полного возврата к прежнему тоже не будет, потому что за время эпидемии мы увидим и недостатки, и достоинства онлайн-обучения, учителя и ученики, пусть и вынужденно, освоят этот инструмент. И тогда может оказаться, что совсем уж отказываться от него не надо, он может очень пригодиться в каких-то условиях — например, в сельской местности, где до ближайшей школы добираться десять километров, или, наоборот, в элитной частной школе, где часть уроков разумнее проводить в онлайне, поскольку уже наработан будет хороший опыт.

И, конечно, хочется верить, что когда эпидемия кончится, то проблемы образования начнут, наконец, решаться по-настоящему, а не для показухи. Хочется верить, что коронавирус, как зеркало телескопа, отразил свет наших школьных проблем, донес до всех, и теперь никто уже не сможет от них отмахнуться.

Источник: сайт www.foma.ru от 14.04.2020 Это не шок, но растерянность есть
28 April 2020г.
Просмотров: 143