Роман с Эллой

Записки добровольца

Это учреждение в обиходе называют домом престарелых, хотя его жильцы разного возраста, от 18 лет. Колясочники, люди с нарушениями психики и другими заболеваниями. Кто-то поступает прямиком из детдома. Кто-то из семьи, когда ухаживавший за инвалидом родственник умирает или по какой-либо причине отказывается от обузы. Среди стариков далеко не все одинокие, у многих есть дети и внуки. Интернат пропитан запахами тушеной капусты, фекалий и лекарств. Сквозное проветривание не помогает. В свой первый визит, надышавшись, я сползла по стенке в полуобмороке. Потом привыкла.

Кто-то здесь в обиде на судьбу, а кто-то привык: и живет, как будто так жить — норма. «Ну что нам здесь надо, зачем мы, молодые и шумные, тревожим их», — ворчу про себя, поднимаясь на крыльцо… И сразу падаю в объятия Надежды с синдромом Дауна. Та давно караулит у дверей. Вид у нее сияющий, как и подобает Надежде. От рукопожатия 80-летней бабы Вали чуть не трескается ладонь. «После инсульта я резиновым кольцом пальцы разрабатывала, сильные теперь», — смеется она. Суперженщина ковыляет дальше, подволакивая ногу. Кажется, нам тут рады.

Роман с Эллой

По каменному полу стучат ходунки. Один коридор, второй, третий — сорокалетняя Элла снова начала ходить. Раньше ноги не слушались из-за психотропных препаратов.

Мы держим путь в отделение милосердия. Там живут самые тяжелые больные, в том числе, Роман, у которого Эля заряжается оптимизмом. Семнадцать из своих 34 лет он лежит на животе, парализованный из-за травмы позвоночника. Двигаются только шея и руки. Мышцы атрофированы, остались кожа да кости, ясный ум и улыбка.

Сегодня у Эли был триумф на концерте перед ветеранами, и она жаждет поделиться. Даже наряд переодевать не стала.

— Господа, позвольте представить вам народную артистку интерната «Малахит» Элеонору… Ты уже придумала себе псевдоним? — торжественно приветствую я.


Роман с Эллой

Артистка смущается. Роман организует чай, управляя моими действиями. Мы тоже не с пустыми руками — запаслись бутербродами. Втроем обсуждаем видео с концерта.

«Где мы с тобой танцуем вальс в миноре», — поет Эля из телефона. ДЦП никогда не позволит ей танцевать. А о тех, кто никогда не встанет, думать и вовсе жутко.

- Эх, ну и репертуар у вас… Вообще-то я предпочитаю хард-рок, — вздыхает Роман.

Как хорошо уметь читать

Эля рассказывает о соседке по этажу: «Вот хочу Наташу научить читать! Тридцать лет ей, а буквы плохо знает. В детском доме вообще не занимались с колясочниками».

Сама Элла росла в семье, окончила техникум. Я спрашиваю, что ей мешает давать уроки. Оказывается, плохое зрение, а очки давно потерялись. Силуэты людей расплываются, какие уж тут книги. Местный врач ничем не смог помочь. Но тут к делу подключились добровольцы. У Кати нашелся знакомый окулист в госпитале ветеранов, Юля на своей машине отвезла туда Эллу и оплатила прием. Диагноз: Элла сможет читать! Доктор выписал двое очков — для дали и чтения. Мы скинулись всей командой, и теперь Эля смотрит на мир через толстенные линзы. С таким умным видом, будто прямо сейчас вызовет к доске. Букварь для Наташи, кстати, уже куплен.


Владимир

Повесть о человеке

«У меня в июне юбилей, 55 лет!» — с трудом выговаривает Владимир, еще одна жертва ДЦП. Самое заветное его желание — найти отца. Хотя бы узнать, жив ли.

Последний раз они виделись в 70-х годах. Обычная история: папа ушел из семьи вскоре после рождения детей. Прикованного к коляске Вову и его сестру воспитывали мама с бабушкой. Потом мальчика отдали в специнтернат, куда и приехал отец. Сыну мимолетная встреча запомнилась навсегда.

«Сказал, что живет в Казахстане. Уехал и пропал, больше вестей не было. Я и в МВД запросы делал, и в программу «Жди меня» писал — нет ответа».

Зимой Владимир попал в больницу — обжег колени. «Не заживают, хотя и лечили долго» — он показывает ноги, изуродованные дважды: болезнью и ожогом.

Пытаюсь сменить тему.

— А что на юбилей-то вам подарить?

— «Повесть о настоящем человеке». Знаете летчика Маресьева?


Баба Валя

Мятежный Эрик

Сегодня культмассовое мероприятие — поздравляем именинников. Виновники торжества и зрители собираются в библиотеке. Кто может, идет или едет сам, немощных привозят на колясках добровольцы. В программе конкурсы, подарки, чаепитие и беседа о православной вере. Крещеных среди подопечных немало, воцерковленных — единицы. Темы встреч разные: церковный праздник, пост, жизнь святого, а внутренний посыл всегда один: возлюбите друг друга. Вести утренник будет наш координатор Юля. Она учится на катехизатора, всегда искренне, с чувством несет благую весть.

Надо сказать, любовь у интернатовских в дефиците. Словесные перепалки и неурядицы между обитателями случаются регулярно, персонал тоже строгий.

В разгар приготовлений ко мне подкатывает Эрик, безногий гитарист лет пятидесяти:

— Слушай, давай встречаться! Ты красивая, я молодой — будем дружить, потом поженимся. Давай, телефон напишу, будешь мне звонить. — Он начинает суетливо искать бумагу и ручку.

Хватает со стола сценарий и отрывает пол-листа. Рядом находит карандаш, рисует цифры дрожащими руками.

Юля усмиряет его и просит: «Приходите на праздник, когда научитесь себя вести!»

Но Эрик не сдается: «Я все равно вернусь!»

Я тоже. Любовь побеждает всё.

Источник: журнал «Православный Вестник» №123 (2017)

Новый номер "Православного вестника" есть в церковной лавке Успенского Собора на ВИЗе (Кирова, 65), а также в других храмах Екатеринбурга. Уточнить наличие номера или сделать заказ можно по тел. редакции (343) 288-72-05.

Помочь журналу

Стать добровольцем

Опубликовано: 11.08.2017
Просмотров: 280
Понравилось:0

До начала лечения всего месяц! Поможем Евочке Шумковой поскорее начать ходить
Помочь!
Всего 1 курс лечения – и ребенка не узнать! Поможем Артемке Хомутову поскорее отойти от опоры и заговорить! Реабилитация началась! Необходимо перевести еще 13 188 руб.
Помочь!
Спасти глазки, спасти жизнь. В конце октября Феде Казакову нужно лететь в Москву для обследования после операции. Поддержим семью в такой непростой момент! Осталось собрать 34 592 руб.
Помочь!
Яндекс.Метрика